aerys (aerys) wrote,
aerys
aerys

Category:

Бесплодие: попытка диагноза

                
                   «Объявление висело на столбе между «Сдам квартиру только русской семье, только без детей, дорого!» и «Сниму венец наивности в делах».

                 Этой замечательной фразой начинается новая повесть Сергея Лукьяненко «Конкуренты».То есть, автор с первых же строк рывком поднимает несколько тяжелых социальных проблем: демографическая ситуация в РФ, неадекватность некоторой части граждан и недоступность жилья. Как же отразил он их в сюжете и какие наметил пути решения?

Прочитавший третье объявление - о найме космических пилотов - журналист Валентин отправится в агентство «Звездный час», где его сознание перепишут на неведомый субстрат и забросят в далекую галактику. Отныне он Катран, новичок на орбитальной станции Плюшка, живущей по законам компьютерной игры «Старквэйк». Оставшийся на Земле оригинал журналиста, недоумевая, начинает расследование.

На что же способны наши современники, вооруженные плазменниками и лазерниками, синтезаторами материи и демократическим правосознанием? Как оценивает сам автор творческий потенциал соотечественников (а он многозначительно подчеркивает репрезентативность выборки: на станции равномерно представлен состав населения, включая таджикских гастарбайтеров и еврейских скрипачей)?

               « - Валентин, я же вам объясняю – здесь самые обычные люди. Добрые и злые, простые и хитрые, щедрые и жадные. Вот, представьте, вы месяц работали, ковыряли диггером астероид...И вы нарыли чего-то ценного. Несколько тонн урана, чистый вольфрам...да не важно. Летите обратно к платформе. А навстречу вам ленивый, жадный и злой пилот, которому хочется заработать быстро и без труда. Он разносит ваш корабль на кусочки, забирает груз и возвращается. Ясно? А вы болтаетесь в жилом модуле, посылаете сигналы SOS и и надеетесь на то, что вас услышит кто-нибудь добрый и великодушный. Конечно, у нас существует Патруль – группа добровольцев, которая следит за порядком и приводит в чувство самых агрессивных. Но они за всем уследить не могут...как и милиция на Земле.»

               И что я здесь забыл, подумала бы я на месте героя, этого добра мне и на Садовом кольце хватало.

               « - Зачем? – глупо спросил я.

               - Во-первых, многим это нравится, – она усмехнулась. – Во-вторых, жить-то надо. Или вы думаете, что у нас коммунизм?»

               Что вы, как можно!

               Даже на необитаемом острове люди создают общественные структуры. Как устроен социум «Конкурентов»?

              Соответственно. (Как вы лодку назовете, так она и поплывет! )

                Есть администрация старожилов, распределяющая ресурсы и осуществляющая какой-никакой контроль.

«К счастью, мы к тому моменту уже нашли арсенал, синтезатор пищи, склады. Настроили замки на себя...в общем, анархии не допустили. – Она помолчала. – Хотя пришлось и стрелять. Первый месяц дня не проходило без трупа.»

Есть различные кланы, контролирующие богатые астероиды и периодически устраивающие разборки с применением ядерного оружия.

Есть позитивно настроенные, которым «и так хорошо». Они честно строят цивилизацию, ведут исследования и пытаются возродить человечество. Дело в том, что окружающее станцию пространство стерилизовано. Люди не размножаются, а на планетах отсутствует животная жизнь. Посмотрим же на это Возрождение:

« - Попрошу отнестись к эксперименту серъёзно, - неодобрительно глядя на мою улыбку, сказал один из них. – Сегодня мы проверяем возможность зачатия в экранированной камере.

...Я молча начал спускаться. Катя шла следом за мной...

- Неправильно это, - сказал я . – Не по-человечески.

- Я знаю, - согласилась она. – Но все, что с нами случилось, - не по-человечески. Надо же попробовать...»

Не надо!!!

Уважаемые Чужие, дорогая редакция! Лучше завезите им дефицитных котят!

В докомпьютерную эру была такая забавная теория, что дети рождаются от любви. А для того, чтоб их воспитать, необходимо чувство ответственности. Рутениевый экран ни в одной культуре необходимым условием не является.

Заигравшиеся, сытые и беззаботные дяди с тётями (Валику 35 лет) на Земле детей не завели и не вырастили. Второго шанса природа не даёт.

И наконец, есть оппозиция.

Как водится, состоит она из тупоконечников. Большинство считает, что происходящее реально, а вот научная группа Ищущих отстаивает вариант «Матрицы». Вопрос принципиальный, что и говорить.

« - Мы не стремимся к власти, - заявил Роман. – Мы не собираемся подчинить себе кланы и альянсы, взять под контроль Плюшку. Нет! Это не наш метод. Мы хотим лишь одного – чтобы нас выпустили из этой игрушечной нереальности. Мы хотим вернуться домой!»

Мама, роди меня обратно. Рубля государственного не возьму.

По условиям контракта для того, чтобы вырваться, надо подождать всего три года. После этого сознания объединятся. Согласитесь, что три года увлекательных приключений среди инопланетных чудес – это не так много. Будет, что вспомнить.

Не наш метод, однако.

И выводы следуют, мягко говоря, нестандартные. Космического масштаба.

« - Спасибо, - негромко сказал он, когда гомон стих. – Так вот, гасильник позволяет поставить окончательный, решающий эксперимент. Он вынудит наших похитителей вмешаться в любом случае. Вы все уже поняли, что мы собираемся сделать, верно? Мы будем гасить звезды!»

Отож.

Перед нами – вершина местной научной мысли. Не только детей, но и свежих идей они не родили. Координаты герою подсказывают с Земли при помощи астрономической компьютерной программки, причем в доступных рядовому потребителю терминах: "шестая звездочка слева".

  Уже предыдущая книга Лукьяненко «Чистовик» была откровенно провальной. Те же московские мальчики с дареными от щедрот родительских отдельными квартирами и маминым борщом в холодильниках, журналисты и программисты, сходящиеся - расходящиеся с безликими подругами. Очередное Кольцо Всевластия, регулярно падающее на темечко героя, который мечется как ошпареный в поисках законного владельца. К концу книги до него как правило доходит, что отчитываться не перед кем и место на Олимпе зарезервировано, - тогда с душераздирающим вздохом облегчения Бильбо сбрасывает постылое могущество, возвращаясь к мамочке и невыгуляной собачке. Если в ранних произведениях автора финал еще проходил под знаменем непоказного гуманизма, то сейчас он повторяется как фарс. У Валика-то ни собачки ни кактуса, и возвращается он в родной отныне офис, откуда и с плазмотроном исхода нет. Пусть хозяевами в нём разумные жуки - бизнес есть бизнес, хоть и непостижимый для людей, однако не нарушающий - как подчеркивает коллаборационист и бывший государственный служащий Вадим Эдуардович - никаких законов. Полный как говорится сюрреализм - отчуждение настолько велико, что народу безразлично, оранжевый ли таракан или Миллер с Абрамовичем чего-то там проворачивают во внеземельных оффшорах – на практике разницы никакой.

            Не знаю, хотел того или нет Сергей Лукьяненко, но получился у него слабенький сиквел ко "Второму нашествию марсиан" братьев Стругацких. Только тут уж никакое сопротивление невозможно, даже слабое интеллигентское. Ты веришь, читатель, что поднабравшиеся наглости к финалу на дареном инопланетными спонсорами корабле журналист Валик с физиком Ромой во всем разберутся и покажут гадам? Я - нисколько. Не конкуренты они никому, и претенциозное название - привет от чикагских мальчиков! - звучит издевательски. Им бы друг в друга пострелять да в альянсы пособираться  - словечко погламурней  бригады будет. Валики с Ленами ведь за этим и подались в космонавты, ну Лена еще за мужиками. Пожалуй,  уворуют еще парочку технологических секретов, и заживут! Не зря в качестве маркера происходящего и одновременно основного вида деятельности героев избрано самое никчемное занятие - компьютерные игры. Как не знали они дома куда себя приложить, за исключением заемного, непонятно кем, зачем и где сфабрикованного Старквэйка, унылого непритязательного секса и пива, - так и в космосе не знают. (Секс в «Конкурентах» это особая статья, и если в предыдущих сериях герой еще чувствовал себя обязанным изображать вспыхнувшую влюбленность, то теперь он освободился наконец от химеры стыдливости и с облегчением перешел на количественные показатели. - Тепла хочется, - честно признается он инструктору Лене. - А вот два раза! А ещё и за завтраком! Даёшь тепло кубометрами!)

               Стиль повествования убог. Ни одной запоминающейся детали, ни искры юмора. Пошлые шутки и старые анекдоты уныло кочуют из книги в книгу, вместе с Быковым, Семецким и пивом. Последнее и остается в итоге единственной безусловной ценностью. Под сигаретку.

                Что случилось с талантливым фантастом Лукьяненко? Как можно было сочинить эту бодягу, где концы с концами не сходятся? Куда уехал цирк, детская крапивинская романтика, верность и дружба, стойкость и честь?

А я догадываюсь.

Безусловное принятие художником уродливой реальности губит талант. Как не расширяй игольное ушко, а всё ж таки не способствуют буржуазность, герань и тапочки.

Бесплодие, как и было сказано.

Tags: важнейшим является
Subscribe

  • (no subject)

    Американец прочел Толстого и Достоевского, интересуется что бы еще русского почитать. Я ему такой список накатала: Гоголь Гончаров Островский Чехов…

  • Лезвие бритвы

    Вот совершенно ефремовские женщины, а то многие переживали. Нашла случайно в просторах интернета. Разве не Таис? А вторая - Эрис на родине предков.…

  • В час быка (Сценарий)

    Лежит здесь!

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • (no subject)

    Американец прочел Толстого и Достоевского, интересуется что бы еще русского почитать. Я ему такой список накатала: Гоголь Гончаров Островский Чехов…

  • Лезвие бритвы

    Вот совершенно ефремовские женщины, а то многие переживали. Нашла случайно в просторах интернета. Разве не Таис? А вторая - Эрис на родине предков.…

  • В час быка (Сценарий)

    Лежит здесь!