aerys (aerys) wrote,
aerys
aerys

Category:

Отрицание отрицания

 Говорят, что с курицей просто. Для неё достаточно линии, проведенной мелом на уровне клюва. Откормленная гормонами птица верует, что физически привязана к этой черте. Законы природы перестают действовать за белой линией воображения.

Курица перестает рыпаться очень скоро и смирно дохнет. Вселенная так устроена, что против физики не попрешь. Четвертый закон Ньютона. Или пятый?

Силовые линии.

Кто знает, может покойница закончила бы существование в бесплодной попытке побега, на колючей проволоке птицефермы. Или в худших мучениях, заклеванная соседями. Или – выполнив свое предназначение, котлетой по-киевски?

Человеку нужны слова.

Очень своевременной была признана попытка двух интеллигентов расшифровать рукопись, найденную при странных обстоятельствах. Эти двое и раньше позволяли себе многое, замахиваясь на хищные вещи века. Теперь же – ни больше, ни меньше – они покусились на сами основы мироздания. И мироздание ответило:

В двадцатом веке нам объяснили, что поиск окончен. История завершила течение свое. Над планетой воссиял венец и плод цивилизации – либеральная демократия. Именно к ней тянулись мы начиная со вшивых шкур и дымных пещер. Её прозревали сквозь костры инквизиции лучшие умы человечества. Неотъемлемые права личности, священная и неприкосновенная собственность, главенство закона – есть три кита, и больше ничерта!

...Жилин, сказал Римайер. Это страшно, потому что непривычно...Ты просто в плену одного старого идеала, но будь логичен, идеал, который тебе предлагает слег, столь же прекрасен...

Да, говорили интеллигенты, мы поверили в иную правду. Но посмотрите – всё это ложь. Равенство не в природе человеческой, невозможно да и не нужно. Любая попытка достичь его чревата кровью, слезинками младенцев, расстрелами по темницам, гражданской войной, голодом и разрухой. И что имели вы со своего братства? Вы стоите в очередях, в то время как нормальные люди питаются финиками. Да, клубника созревает уже в 6 утра, если не мешать частному собственнику. Личная выгода – двигатель прогресса, знак доллара – символ свободы, и Эйн Рэнд – пророк его! Посмотрите на развитые страны: пока вы клепаете бомбардировщики, а экологию загубили нитратами, люди смотрят видео в каждом доме. Вас обманули муляжами побед, а на самом деле трупами завалили рейхстаг, и пересажали своих за колючую проволоку. Вам запрещают ездить за границу, а каждый успешный предприниматель отдыхает в Таиланде. Вокруг серость и нищета, а на Западе огни большого города со стриптизом. Посмотрите на себя, что вы ломаетесь будто секса у вас нет: все точно знают, что человек рожден в грехе, и путь его – от пеленки зловонной до смердящего савана.

...Вот-вот, сказал Римайер. Теперь ты понял. Надо быть просто честным перед собой. Это немножко стыдно сначала. А потом начинаешь понимать как много времени ты потратил зря...

Да, говорили интеллигенты, коммунизм преступен и невозможен. Это чума хуже гитлеровской, и цивилизованные нации должны выжечь память о ней каленым железом. Забудьте, что вы строили, верили и умирали за идею.

...Жилин, сказал Римайер. В истории ничего не бывает зря. Одни боролись и не дожили до слега. А ты боролся и дожил...

Иначе не бывает, вот что доказали нам ученые экономисты как дважды два четыре. Таков путь всех развитых стран в будущее, не все мы умрем,но все изменимся; и тот кто не изменится – точно умрет. Это закон. Вы же не будете противиться закону природы?

Сказали мне, что эта дорога меня приведет к океану смерти, и я повернул обратно. С тех пор все тянутся передо мною кривые глухие окольные тропы.

Кто знает, что могло бы случиться с курицей, не связанной невидимым запретом? Кто знает, что могло бы получиться из потомков именно этой курицы? Может быть, через миллионы лет они вновь обучились бы летать, плавать, существовать в вакууме, путешествовать во времени?

И то, что происходит сейчас с нами, есть не что иное как первые реакции Гомеостатического Мироздания на угрозу превращения человечества в сверхцивилизацию. Мироздание защищается.
...Просто все процессы происходят так, чтобы через миллиард лет эти работы Малянова и Глухова, слившись с миллионами и миллионами других работ, не привели бы к концу света. Имеется в виду, естественно, не конец света вообще, а конец того света, который мы наблюдаем сейчас, который существовал уже миллион лет назад и которому Эрнесто, Карл и Владимир, сами того не подозревая, угрожают своими микроскопическими попытками преодолеть энтропию...


...Белый июльский зной, небывалый за последние два столетия затопил Калифорнию. Bob Malanoff закрыл окно – обе рамы – и наглухо задернул тяжелую желтую штору, потом, подсмыкнув трусы, прошлепал босыми ногами на кухню и отворил балконную дверь...
Опять задребезжал Скайп, и тут выяснилось...

Самое ценное, что есть в мире – это моя личность, моя семья и мои друзья. Остальное пусть катится все к чертовой матери. Остальное – за пределами моей ответственности. Драться? Ради бога. За семью, за друзей. До последнего, без пощады. Но за человечество? За достоинство землянина? За галактический престиж? К чертовой матери! Я не дерусь за слова! У меня заботы поважнее. А ты – как хочешь. Но идиотом быть не советую.

- Hi!
- Шалом, Бобка!
- Yes…Who are you?
- Не узнаешь, собака? – Это был Вайнгартен.

Это тебе не девятнадцатый век. Это в девятнадцатом веке пугали. А в двадцатом этими глупостями не занимаются. В двадцатом веке хороший товар покупают... Да я в институте этом десять нобелевок сделаю, понял?..

Голос пьяного Вайнгартена сказал:
- Ну конечно. Не спит, грант выбивает... Привет, жертва консьюмеризма? Как ты там?
- О'кэй, - сказал я с огромным облегчением. – А ты?
- У нас тут полный порядок... – сообщил Вайнгартен. – Заехали в "Авс"... В "Австорию"... В "Аустерию", понял?.. Взяли полбанки – показалось мало. Тогда взяли еще полбанки...
- Я не понимаю, ты один или с Захаром?
- Мы втроем, - сказал Вайнгартен.

- Я тоже не знаю, – сказал он. - Казалось бы, опытный капитулянт, сколько времени думаю об этом. Только об этом, сколько убедительных доводов перебрал... Вот уж и успокоишься вроде бы, и убедишь себя, и вдруг заноет...

- К Вечеровскому, - сказал он.
Я удивился.
- Куда, на Памир? Или в Москву?
- Не знаю. У него спроси.
- Подожди, - сказал я. – Он что, звонил тебе?
- Нет. Я ему.

Мы имеем дело с законом природы. Воевать против законов природы – глупо. А капитулировать перед законом природы – стыдно. В конечном счете – тоже глупо. Законы природы надо изучать, а изучив – использовать.
...Беда в том, что этот закон проявляется единственным способом – через невыносимое давление. Через давление, опасное для психики и даже для самой жизни. Но тут уж, к сожалению, ничего не поделаешь. В конце концов, это не так уж уникально в истории науки.
И он ничего не говорил больше, но мне казалось, что он говорит. Торопиться некуда, говорил он. До конца света еще миллиард лет, говорил он. Можно много , очень много успеть за миллиард лет, если не сдаваться и понимать, понимать и не сдаваться.
Tags: Дорога в утопию, Работа над ошибками, важнейшим является
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments