February 26th, 2013

Кризис жанра

Под хорошо прожаренный шашлык - дошли, наконец, руки до последнего Джеймса Бонда.
Зрелище грустное и ужасное.., но поучительное.

Bonds1

На мой взгляд, Бондиана и Стар Трек - определяющие культурные вехи для западного мира. Опорные точки / реперы), по которым легко отследить изменения общественной психологии. По ним когда-нибудь будут изучать эпоху (странно, если этого не сделали уже в отношении такого продолженного во времени феномена - возможно, где-то написана масса диссертаций, и об этом неизвестно только мне в силу общей неразвитости).

Сюжет юбилейной серии интересно закручен: мстительный маньяк охотится за М, начальницей британской разведки - и защитить несгибаемую старушку некому кроме отставника 007, да опустившегося дворецкого егеря в родовом поместье. Армия, полиция, спецназ и службы безопасности не при делах - в просматриваемом насквозь спутниками, дронами и камерами слежения ареале нашего обитания, бригада террористов вершит что хочет: пускает поезда под откос, отстреливает членов парламента и верховного суда, громит целые районы. Повезло лондонцам, что они зациклились на преследовании Dame Judy вместо того, чтоб по примеру доктора Но ядреную бомбу сразу взорвать или потребовать выкуп с мирового правительства! - шансов противостоять им у нынешней Ми-6 явно никаких. Да и Бонд уже не тот, алкоголик  с трясущимися руками. Только столетние егеря в итоге борозды не портят.

Основное содержание раскрывается в сцене парламентского расследования. Судья устраивает долгий (и совершенно справедливый) разнос шпионскому ведомству за плохую работу, устаревшие имперские методы и вероятно, раздутые штаты с перерасходом бюджетных денег :) Что, вы думаете, М признает свои ошибки? Не на ту напали!
Дама пугает проверяющих тем, что добрые нравы разведки испортились окончательно, место врагов в чужой форме заняли террористы с неясными целями и задачами, "люди из тени" - то есть, те кого спецслужбы сами создали и выпустили на арену. И поддерживают - поскольку все организации профильтрованы британскими агентами, невозможно разобрать где начинается Беня и где кончается полиция.
В общем, нету врагов у капитализма кроме самого себя, собственных убийц-ренегатов, обиженных при раздаче лакомых кусочков или цинично брошенных умирать. Да ещё людей вроде Ассанжа (крашеный в блондина Хавьер чем-то напоминает), - которые разглашают истинные имена, пароли, явки. Для тени всего страшнее свет.

Проект 007 с самого начала был нашпигован иронией, поддразниванием, необидным юмором. Люди принципиально не принимали себя всерьёз: это была игра для джентльменов, с красивыми машинами, головоломными трюками, коварными злодеями, доступными красотками и само собой разумеющимися, не артикулируемыми верностью долгу и непоказной стойкостью. Фильмы делались легко, герои жили и умирали со вкусом, не мороча зрителю голову.
Не то теперь: все рефлексируют (хорошо еще, к психоаналитику не бегают), двоечница-снайпер подстреливает легендарного напарника, Джеймс Бонд вышибает слезу воспоминаниями о сиротском детстве. Из гэгов только съедение китайского мафиозо вараном да разъеденная некачественным китайским же цианидом челюсть главмерзавца. Ещё почему-то, едва отпев погибшего при исполнении разведчика и не износив даже тапок - ведомство продаёт его квартиру (всё, что нажито непосильным трудом!!!), ну и родовой сарай уничтожен тяжелой артиллерией противника, отныне совершенно негде Джеймсу голову преклонить кроме как на завещанного игрушечного бульдога. Видимо, бездомность символизирует окончательный переход агента в небесные затомисы. Святой покровитель рыцарей плаща и кинжала.

Зацикливание времени, которое стали окучивать с появлением Крэйга в роли, завершено. Весь из себя ушедший в виртуальную действительность, хипстер Q вручает Бонду пистолет Вальтер и радио )))  Всё вернулось на круги своя, раненый в бою начальник в старомодном кабинете и Манипенни в приемной; грандиозные шестидесятые минус космос, социальные перемены, революционные изменения и возможность выбора - плюс предательство, дурная бесконечность бесцельности, мазохизм заученной преданности, повторение пройденного.