November 7th, 2014

О пролетарском интернационализме

В последнее время с прискорбием замечаю я даже у левых товарищей некоторые шовинистические замашки по отношению к украинцам.

Я, конечно, ненавижу фашистов и бандеровцев, а также всегда готова посмеяться от души над киевской недохунтой и местными поручиками дубами. Но я люблю и всегда любила украинскую мову, которую мы, между прочим, учили в школе - и на которой, в силу её певучести, я даже думала в течение нескольких лет. Какая разница, диалект это или самостоятельный язык? Он существует. И желающим говорить на нем и развивать - должны быть даны все возможности, так же как желающим сохранить на Украине родной русский. Разумеется, ни в чем не должно быть обязаловки, и нацикам, живущим по принципу: мы тебя, кацап, научим ридну неньку любить! - можно и нужно давать по рукам как любым насильникам. И развитие своего языка и культуры не однозначно вытеснению из культурного поля всех русскоязычных конкурентов, припаданию к сапогу Шухевича и идеологическому обслуживанию режима, чтобы накрутить националистическую истерию и загнать побольше "быдла" на восточный фронт, чем, собственно и занимаются местные "письменники".

Хочу напомнить, что труднее всего бороться с национализмом и шовинизмом в себе - когда эти качества, казалось бы, так оправданы и востребованы.
И что нацгады убивающие детей в Донецке, не представляют украинский народ. Были и есть другие украинцы - красные революционные матросы, солдаты, партизаны и настоящие поэты.

Вот, например, Володимир Сосюра.
Специально публикую по-украински. В принципе, все можно понять, но я дам примечания.

«Комсомолець»
[написано ще у далекому 1927 році]…Бій одлунав… Жовто-сині знамена

затріпотіли на станції знов…
І до юрби полонених
сам курінний підійшов…

Аж до кісток пропікає очима…
Хлопці стоять перед ним, як мерці…
П’яно хитається смерть перед ними,
Холодно блима наган у руці…

— Є комсомольці між вами!... Я знаю!...
Кожного кулі чекає печать! —
…Стиснуто губи в останнім одчаї,
всі полонені мовчать…

— Всі ж ви такі, як і я, чорнобриві!...
Жалко розстрілювать всіх!…
Гляньте навколо… І сонце, і ниви…—
Відповідь — сміх…

— Ну, так пощади не буде нікому!...
Вас не згадає замучений край!...
Вийшов один… І сказав курінному:
— Я — комсомолець… Стріляй!...
---------------------------------------------------------
одлунав - отгремел
юрба - гурьба, толпа
курiнний - куренной (атаман)
блима - блестит
куля - пуля

не згада
є - не вспомнит



Недаром в этом рассказе всякая нечисть литературные герои легко находят как общий язык, так и общую цель.
Пишаймося, славне товариство!