January 6th, 2015

Пора валить?..

Новый год с нами встречала подруга дочери - очень милая воспитанная девочка из польской семьи. Смотрели вместе американские и русские концерты, вспоминали "Ну погоди!" и польские мультики про Лелека и Болека. Оказалось, что ребенок их тоже знает, и у соседа по варшавской квартире было прозвище Лелек в силу какого-то сходства с персонажем мультика. Беседа велась на трех языках, дочь и сын синхронно переводили недопонятое - в общем, дружба народов и благорастворение.
Первоначально дочка собиралась, наоборот, встречать НГ дома у этой девочки, но в последний момент отменили (мне поведали по секрету, что брат подруги depressed, родители пригласили его домой, чтоб отвлечь и потому что тревожатся за парня - при таком раскладе гости были явно им не ко времени).
Вчера узнаю от дочери, что этот брат скончался. Сегодня похороны. Недавно закончил колледж или университет, не мог найти работу и переживал, что друзья хорошо устроились, удачно начали  самостоятельную жизнь, а у него не выходит.
Самое жуткое в этих историях то, что люди перевернули свою жизнь, эмигрировали, - наверное, ради детей, во имя их лучшей жизни, свободы, возможностей развития, и все такое прочее.
Богатая страна, мирное время.
Ничего не угадаешь, и ничем не поможешь.
Рок.

Как все узнаваемо

На  каждом участке были построены  бараки  и молельни по  возможности в
национальном вкусе. Консервы, бисквиты, мармелад, бочонки с капустой, рисом,
маринованными медузами, сельдями, сосисками, и прочее, и прочее заказывались
(американским заводам) также с национальными этикетками.
     Два раза в  месяц выдавалась  прозодежда,  выдержанная  в  национальном
духе,  и  раз  в полгода  --  праздничные национальные  костюмы: славянам --
поддевки и свитки, китайцам -- сырцовые кофты, немцам -- сюртуки и цилиндры,
итальянцам -- шелковое белье и лакированные ботинки, неграм -- набедренники,
украшенные крокодильими зубами и бусами, и т.д. (вышиванки с веночками)
     Чтобы оправдать в глазах населения эти колючие границы,  инженер Чермак
организовал штат  провокаторов.  Их было  пятнадцать человек. Они  раздували
национальную  вражду: в будни умеренно,  по  праздникам  вплоть до  кулачной
потасовки.


А вот решаются сложнейшие, принципиальные геополитические вопросы типа идем в Европу, 
рашизм, рождение нации, демократия и выборность:

Шельга начал говорить:
     --  Гарин  и  его  предприятие  --  не  что  иное,  как  крайняя  точка
капиталистического  сознания.  Дальше  Гарина  идти  некуда:  насильственное
превращение   трудящейся  части  человечества   в  животных  путем  мозговой
операции,  отбор избранных --  "царей  жизни", остановка  хода  цивилизации.
Буржуа пока еще не понимают Гарина,  -- да он и сам  не торопится, чтобы его
поняли.  Его считают бандитом  и захватчиком. Но  они в конце концов поймут,
что  империализм   упирается  в  систему  Гарина...  Товарищи,   мы   должны
предупредить самый опасный момент: чтобы  Гарин с ними не сговорился.  Тогда
вам придется туго, товарищи. А вы в этой коробке решили умереть за то, чтобы
Гарин  не  ссорился с  американским  правительством.  Как  же  теперь  быть,
подумайте? Одолеет  Гарин -- плохо,  одолеют капиталисты  -- плохо. Гарин  с
ними сговорится  --  тогда уже хуже  некуда.  Вы  еще  не знаете  себе цены,
товарищи, -- сила на вашей  стороне.  И через  месяц, когда черпаки  погонят
золото на поверхность земли, это будет на руку не Гарину,  а вам, тому делу,
которое  мы должны совершить на земле. 

И до сих пор мы не знаем себе цены, и умираем за то, чтобы Владимир Владимирович 
Иван Иванович не поссорился с Иваном Никифоровичем Петром Петровичем, Анжелой Генриховной из ПАСЕ, 
госдепа и родственных им образований.
И вместо дела, которое мы должны совершить на земле, идет отложенная гражданская война за советское
наследство с условными вовчиками и юрчиками, но реальными тысячами трупов.

Что сказать, хорошо поставлено у провокаторов. На их улице вечный праздник.