May 9th, 2016

Прописные истины

Во-вторых, вот идеология, с которой народы Советского Союза победили фашизм:



Обратите внимание - это не иконы Николашки Кровавого, которые носит придурошная российская монархистка Поклонская, оскорбляя дедов-прадедов, золотопогонную сволочь шашкой рубавших. И уж, конечно, не портреты коллаборациониста и садиста Бандеры, идеолога расовой чистоты украинской нации и зверских убийств польско-еврейских детишек.

Нет, товарищи, СССР победил под красной звездой пролетарской солидарности и диктатуры рабочего класса.

Коммунисты и политруки были настолько страшны и ненавистны фашистам, что их семьи, не успевшие эвакуироваться с оккупированной территории - истреблялись немедленно и жестоко. В плену у евреев и коммунистов практически не было шанса выжить.

Наши деды и бабки, комиссары и рядовые, генералы и курсанты, командиры и санитарки - были не пушечным мясом, отправленным людоедом Сталиным на убой, как наперебой учат нас "лучшие люди города". Они не были неграмотными крестьянами, чьи бабы выли и хныкали босиком на пашне с пасторальными грачами.
Нет, товарищи, это были грамотные сознательные люди: рабочие и колхозники, студенты и ученые, бухгалтеры и инженеры, коммунисты и комсомольцы, врачи и моряки, учителя и художники, которые добровольно шли в военкомат, чтобы защитить родину. И не только Россию-матушку, не только свои семьи, но и Белоруссию, Молдавию и Таджикистан, Европу и Азию - от нацистов.
Эти люди хорошо осознавали и взвешивали перспективы гитлеровского нового порядка - и знали, за что воюют.
Они как никто понимали разницу между фашизмом и коммунизмом.
Они сражались за равенство и братство народов, за всеобщее бесплатное образование в неграмотной и босой тридцать лет назад еще стране, за санатории и профилактории для их детей, за свободный труд и уверенность в завтрашнем дне, за трактора и радио, за больницы в каждом населенном пункте и санавиацию для самых отдаленных поселков и стойбищ, за открытую возможность для каждого еврея, узбека и чукчи стать физиком и писателем, за Северный морской путь и ВДНХ.  

Прописные истины

В грядущем сбудется то же, что давно уже ты проходил,
Четыре вещи надежных Социальный Прогресс подтвердил:
На Блевотину Пес вернется, и Свинья свою Тину найдет,
И любителю Грабель неймется: он на них раз за разом встает



Чуму разносят блохи верхом на крысах.
Для того, чтобы пришла коричневая чума - нужно сначала ослабить иммунитет организма и многое перевернуть с ног на голову. Назвать героев глупенькими жертвами обмана, гениев - палачами, палачей - гениями. Баев и фюреров - элитой, идеалы - обманом, цинизм и приспособленчество - рационализмом и этикой.

Пржде, чем появятся боевики с оружием, должны появиться умненькие блогеры и глупенькие читатели, разномастные бизнесмены и журналисты, поучающие публику делать жизнь с кого, агитаторы и пропагандисты, обещающие рай и кисельные берега в Европе, - сейчас, прямо завтра - если б, увы, этому злостно не противилась какая-то часть населения. Если бы только вымерли совки, ватники, коммуняки и прочие унтерменши.

Никакой терпимости к блохам и крысам, если вы не хотите проснуться завтра в таком ландшафте, товарищи! -


(бывший Донецкий аэропорт им. Прокофьева)

Прописные истины

В-четвертых, сейчас многим страшно и тяжело. Многие внезапно очутились не только за границей, но и в прямом смысле слова в темном прошлом, как те книжные попаданцы. Вокруг полоумные толпы шовинистов, нациков и просто неграмотных охотнорядцев с крестами, иконами, факелами и арматурой, памятниками Мазепе и Тамерлану.

В этом, увы, нет ничего нового, ибо все повторяется под солнцем. Вот, например:

КОНСТАНТИН СИМОНОВ, "НЕМЕЦ"

В Берлине, на холодной сцене,
Пел немец, раненный в Испании,
По обвинению в измене

Казненный за глаза заранее,
Пять раз друзьями похороненный,
Пять раз гестапо провороненный,
То гримированный, то в тюрьмах ломанный,
То вновь иголкой в стог оброненный.
Воскресший, бледный, как видение,
Стоял он, шрамом изуродованный,
Как документ Сопротивления,
Вдруг в этом зале обнародованный.
Он пел в разрушенном Берлине
Все, что когда-то пел в Испании,
Все, что внутри, как в карантине,
Сидело в нем семь лет молчания.
Менялись оболочки тела,
Походки, паспорта и платья.
Но, молча душу сжав в объятья,
В нем песня еле слышно пела,
Она охрипла и болела,
Она в жару на досках билась,
Она в застенках огрубела
И в одиночках простудилась.
Она явилась в этом зале,
Где так давно ее не пели.
Одни, узнав ее, рыдали,
Другие глаз поднять не смели.
Над тем, кто предал ее на муки,
Она в молчанье постояла
И тихо положила руки
На плечи тех, кого узнала.
Все видели, она одета
Из-под Мадрида, прямо с фронта:

В плащ и кожанку с пистолетом
И тельманку с значком Рот Фронта.
А тот, кто пел ее, казалось,
Не пел ее, а шел в сраженье,
И пересохших губ движенье,
Как ветер боя, лиц касалось.
......................................
Мы шли с концерта с ним, усталым,
Обнявшись, как солдат с солдатом,
По тем разрушенным кварталам,
Где я шел в мае сорок пятом.
Я с этим немцем шел, как с братом,
Шел длинным каменным кладбищем,
Недавно - взятым и проклятым,
Сегодня - просто пепелищем.
И я скорбел с ним, с немцем этим,
Что, в тюрьмы загнан и поборот,
Давно когда-то, в тридцать третьем,
Он не сумел спасти свой город.

1948





Я не смогла спасти свой город.

И вы не смогли.
Красная армия не придет. Сопротивление разгромлено.
Но это не повод разочаровываться и опускать руки, оправдывая свое ренегатство ошибками Сталина и Горбачева, красивыми пейзажами в Мюнхене и баварским пивом, лютой неудержимой завистью к тем, кто устроился, кажется, чуть получше - на заработках в Германии.
Точно в таком же положении были краснодонские комсомольцы и белорусские партизаны, немецкие антифашисты и греческие патриоты.

Не надо бояться крыс. И разговаривать с блохами.
Отпущенное им время проходит.
Даже капиталистическая РФ с эклектичной, состряпанной на скорую руку за гаражами  идеологией ошметков французской булки, не предусматривающей, однако, открытого национализма и власофилии - с легкостью бьет мазеп с бандерами не только на пропагандистском поле.

Есть только одна революция достоинства - социалистическая революция. И одна победа - на всех, от Кушки до Курил, от Вашингтона до Веллингтона, от Марса до Земли королевы Мод.
Победа коммунизма.
И она придет рано или поздно, товарищи.
Мы за ценой не постоим.