April 19th, 2020

В час быка - 3

Сцена № 7
Кают-компания «Темного Пламени».

Клип: панорама открытого космоса. Далее камера разворачивается влево и захватывает в своё поле зрения планету. Планета – фиолетового цвета с разводами коричневого. Угловой диаметр соответствует угловому диаметру Земли, видимому с Луны. На небольшом угловом расстоянии от неё – оранжевое солнце Торманса, по сравнению с Солнцем Земли заметно более тусклое. Под диском планеты – пепельно-серый диск спутника (“луна”).
Камера разворачивается ещё дальше влево, и правая часть планеты выпадает из её поля зрения. В поле зрения камеры слева появляется звездолёт, быстро увеличивающийся в размерах. Камера, в свою очередь, приближается к нему.
Гриф Рифт (с оттенком грусти): Вот мы и обнаружены. Что будем предпринимать?
Все участники экспедиции, с сосредоточенными лицами, сидят на диванах и смотрят на экран.
Появляется Фай Родис, одетая в красное платье с золотисто-оранжевой подцветкой из пушистой материи, проходит к экрану и садится в кресло.
Олла Дез: Сейчас, наверно, решится успех нашей экспедиции?
Фай Родис: Сейчас мы узнаем решение этой кучки правителей, даже, возможно, одного лишь Чойо Чагаса, которое и определит... (с лёгкой иронией) волю всей планеты.
Камера показывает экран. Раздаются гулкие, гудящие металлом удары. На экране заставка – тетраэдр со вставленным в него глазом и извивающаяся змея с разинутой пастью. Далее появляется сидящий в кресле человек в красной накидке, вышитой причудливо извивающимися золотыми змеями – член Совета Четырёх, премьер-министр ЗЕТ УГ.
Зет Уг: Народ Ян-Ях! Великий президент Чойо Чагас поручил мне предупредить тебя об опасности. В нашем небе появился пришелец из тьмы и холода Вселенной – космический корабль враждебных сил. Мы объявляем на планете чрезвычайное положение, чтобы отразить врага. Последуем примеру наших предков, прогнавших непрошенных пришельцев в Век Мудрого Отказа. Да здравствует великий Чойо Чагас!
Олла Дез (обернувшись к Фай Родис): Может быть, довольно?
Фай Родис кивает головой.
Изображение Зет Уга начинает дрожать, рассыпаться на мелкие фрагменты, потом полностью исчезает.
Фай Родис встаёт в центр помещения, включается луч освещения, направленный на неё.
Показывается экран, на котором помехи сменяются изображением Фай Родис.
Фай Родис (выразительно, с теплотой в голосе): Люди и правители Ян-Ях! Мы прилетели с Земли – планеты, породившей и вскормившей ваших предков. Случай отдалил вас в недоступную нам прежде глубину пространства.
Следует переключение камеры с показа экрана на содержание передачи.
Фай Родис: Теперь мы в силах преодолеть его, и пришли к вам как братья, чтобы соединить усилия в достижении лучшей жизни. Мы просим разрешения на посадку, чтобы познакомиться с вами, рассказать о жизни Земли и передать вам всё, что мы знаем полезного и хорошего. В экипаже нашего корабля всего 13 таких же, как вы, людей, это горсточка в сравнении со множеством жителей Ян-Ях. Мы изучили ваш язык, чтоб избежать ошибок и непонимания.
Экран начинает подёргиваться помехами, раздаётся прерывистый воющий звук, истерично кричит диктор (закадровый голос): Передачу... прекращаем передачу.
Олла Дез намеревается отключить трансляцию, но Фай Родис останавливает её жестом.
Фай Родис (громко): Звездолёт “Тёмное пламя” вызывает Совет Четырёх! Повторяем просьбу – разрешить посадку! Ожидаем ответ.

Сцена № 8
INT – командный центр звездолёта.

Панорама открытого космоса: вид планеты и обращающийся вокруг нее звездолёт, уходящий в направлении её теневой стороны.
В помещении, в кресле перед экраном, сидит Чеди Даан и смотрит новости Торманса (камера сначала показывает экран, затем переключается на клипы). На экранах мелькают улицы и площади, залы собраний и аудитории школ. Люди крайне возбуждены, энергично жестикулируют, кричат. Перед толпой выступают представители власти. Слышны крики: “Долой!”, “Вон!”, “Не допустим!”, “Уничтожим!”.
Клип: на заднем плане видна радиообсерватория, на ступенях которой выступает молодой человек в военном мундире – СТРАЖ НЕБА (на заднем плане – гигантский радиотелескоп).
Страж неба (речь срывается на крик, интонации крайне агрессивные): Вы слышали гнусную ложь дрянной женщины, предводительницы шайки межзвездного ворья, нагло посмевшей назвать себя сестрой нашего великого народа.
Переключение на вход в помещение: Фай Родис появляется в проёме и направляется к своему креслу, внимательно глядя на экран.
Переключение на экран.
Страж неба: За одно это пришельцы подлежат наказанию. Нашими учёными давно доказано, что предки народа Ян-Ях прилетели с Белых Звёзд, чтобы на этой планете устроить новую счастливую жизнь.
Фай Родис (печально): Воздействие на низший уровень эмоций, проникновение в психику через подсознание. Это всего лишь прием в разработанной системе обмана народа.
Чеди Даан встаёт, делает несколько шагов перед “стеной” экрана и обращается к Фай Родис:
А я, кажется, поняла, даже позвала Оллу прежде чем вы пришли – для эксперимента.
Олла (медленно): У них существует вторая сеть новостей?
Чеди: Да, без фильтрации и контроля. По ней идет подлинная информация. Повелители не смотрят фальшивку. Это не только бесполезно, но и опасно для управления.
Олла: Разумно, – закидывает руки за голову и опирается спиной на выступ дивана, мечтательно сощурив глаза.
Фай Родис: Неужели вас радует их бессовестность и беспринципность?
Олла Дез: Не совсем, но что-то в этом роде я и воображала в школе второго цикла, когда увлекалась историческими фантазиями о могучих королях, завоевателях, о пиратах и тиранах. Ими полны все сказки Земли, какой бы из древних стран они ни принадлежали. И вот, представляется возможность увидеть настоящих хозяев жизни и смерти любого человека.
Чеди Даан: Величайшие страдания человечеству доставили именно эти люди, почти всегда невежественные и жестокие. В плохо устроенном обществе человек или должен развивать в себе крепкую, бесстрашную психику, служащую самозащитой, или, что бывает гораздо чаще, надеяться только на внешнюю опору — бога. Если нет бога, то возникала вера в сверхлюдей, с той же потребностью преклонения перед солнцеподобными вождями, всемогущими государями. Те, кто играл эту роль, обычно темные политиканы, могли дать человечеству только фашизм и ничего более.
Олла Дез: Среди них были и мудрецы, и герои.  Мне хотелось бы повстречаться с такими.
Чеди: Живущими угнетением и мучением подданных? И ты не постыдилась бы?
Родис: Что ж, Олла, скоро у вас будет возможность познакомиться с хозяевами жизни и смерти поближе.
Олла: Пока что у меня есть соображения о параметрах второй сети. Помните, мы поймали ночные рапорты обсерваторий?
Олла склоняется над аппаратом волнового разреза, прощупывая каналы передач.
Переключение камеры на клип: изображение комнаты в научном учреждении. На столах лежат чертежи, стоят приборы, похожие на персональные компьютеры. На заднем плане собрались люди среднего и старшего возраста.
1-Й СОТРУДНИК: Не понимаю этой паники. Надо бы принять звездолёт. Подумать только, как много мы можем от них узнать, от людей более высокой культуры и так похожих на нас!
2-Й СОТРУДНИК: А как же быть с мифом о Белых Звездах?
1-Й СОТРУДНИК: Кому он нужен сейчас?
2-Й СОТРУДНИК: Тем, кто твердил о непреложности истины в книгах величайшего гения Цоама. О том, что люди неравны изначально, все изменения в обществе пагубны и ведут только к худшему кровопролитию и хаосу. А если мы с планеты этих пришельцев, и там все так изменилось, тогда...
1-Й СОТРУДНИК: Вот мы и не меняли, но уж кровопролития и хаоса натерпелись достаточно.
3-Й СОТРУДНИК: Довольно! У Четырёх везде глаза и уши. Молчим!
Люди расходятся по своим местам. Камера переключается на биологическую лабораторию. Стоят приборы, клетки с животными. Камера показывает группу работников в белых халатах.
ЛАБОРАНТКА: Наконец-то это случилось. Мы отрицали разумную жизнь во Вселенной или считали её величайшей редкостью. В Век Мудрого Отказа прилетел один звездолёт, а теперь появился второй, да ещё с нашими прямыми родственниками. Как же можно его не принять!
НАУЧНЫЙ СОТРУДНИК (очень пожилой человек): Ш-ш-ш! Там (поднимает вверх палец) ещё ничего не решили.
Люди расходятся.
Камера переключается на высокий зал с огромными столбообразными машинами, трубами и котлами. Посреди зала – упитанный тормансианин с нашивкой в форме удлинненного горизонтального ромба с левой стороны, над сердцем. Он визгливо распекает группу молодых рабочих, стоящих перед ним покорно, со склоненными головами.
Внезапно изображение гаснет. Тишину разрывает резкий голос: Пришельцам чужой планеты. Пришельцам чужой планеты. Совет Четырёх вызывает вас для переговоров. Выходите на связь в двухстороннем режиме!
На большом экране звездолёта появляется огромная комната, задрапированная вертикальными складками тяжелой ткани густого малахитово-зеленого цвета. На переднем плане стоит круглый стол с массивными, украшенными резьбой ножками в форме когтистых лап. На ярко-жёлтом ковре стоят четыре кресла из той же зелёной ткани. На задней стене висит астрономическая карта.
Переключение камеры на резиденцию Совета Четырёх. В креслах сидят четыре человека, из них трое (ЗЕТ УГ, ГЕН ШИ, КА ЛУФ) скрываются на заднем плане в тени. Впереди сидит ЧОЙО ЧАГАС в белой накидке. Оба локтя у него покоятся на подлокотниках кресла, одна нога положена на другую,. Лицо выражает уверенность, ум и волю, губы сжаты.
Чойо Чагас: Я приветствую вас, хотя вы явились без спроса. Пусть тот, кто у вас владычествует и кому поручено представлять правителей вашей планеты, объяснит цель прибытия.
Фай Родис: Мы люди Земли, планеты на противоположном краю галактики, которую мы называем Млечным Путем. Наша история была долгой и сложной. В период перемен, когда еще происходили столкновения и конфликты между разными народами, часть населения предпочла построить космические корабли и бежать в космос. С тех пор минули века. Мы обустроили Землю, совершили много научных открытий, создали спокойную, удобную, интересную и справедливую жизнь для всех. Самое главное для нас – познание мира, и на этом пути мы связались с другими цивилизациями разумных существ. Они – наши друзья и союзники по обмену информацией. От межзвездной экспедиции цефеян Земля получила сообщение о планете, населённой аналогичными нам людьми. Мы предположили, что население этой планеты вполне может быть потомками наших затерявшихся братьев. Мы пришли с миром! Мы готовы протянуть вам руку помощи и предложить слиться в одну семью.
Чойо Чагас (надменно откинувшись на спинку кресла, вытянув руки вдоль подлокотников и вскинув голову): Вот оно что! Так решили вы, земляне, за нас! (Быстро оглядывается на других членов Совета). Слиться в одну семью! Покорить народ Ян-Ях!
Фай Родис:  Ваше предположение нелепо. Зачем нам власть в чужом мире? У человечества достаточно собственных ресурсов и знаний.
Чойо Чагас:  Человечество? Это что такое?
Фай Родис:  Население Земли, других заселенных планет, космических баз и станций.
Чойо Чагас (ехидно): То есть народ?
Фай Родис: Да. Если пользоваться этим понятием, то мы говорим от имени единого народа Земли.
Чойо Чагас: Как может народ говорить помимо законных правителей? Как может неорганизованная толпа, тем более простонародье, выразить единое и полезное мнение?
Фай Родис: У нас нет простонародья, нет толпы и правителей. Желание человечества выражается через учёт мнения каждого.
Чойо Чагас:  Я не уяснил себе, какую ценность имеет суждение отдельных личностей, тёмных и некомпетентных.
Фай Родис: У нас нет некомпетентных личностей,  нет разделения на “простых” и “высших”. Каждый вопрос изучается в научных институтах. Результаты обсуждаются и доводятся до всеобщего сведения, а общие направления развития координируются Советами по главным направлениям экономики.
Чойо Чагас: Но есть же верховный правящий орган?
Фай Родис: Его нет. По надобности, в зависимости от компетенции, решение принимает один из Советов, а распоряжения проверяются коллективно.
Чойо Чагас (с вызовом): Я вижу у вас опасную анархию! Наша счастливая и спокойная жизнь, наши моральные и общественные устои могут быть нарушены. (Чойо Чагас встаёт, следом за ним вскакивают Зет Уг, Ген Ши и Ка Луф). Я отказываюсь принять звездолёт! (Вскидывает руку с протянутым указательным пальцем). Возвращайтесь на свою планету анархии или продолжайте бродяжничать в безднах Вселенной!
Зет Уг, Ген Ши и Ка Луф также вскидывают руки.
Фай Родис: Прошу вас ещё несколько минут подумать. Я должна связаться с нашей планетой перед тем, как начать решительные действия.
Чойо Чагас: Вот и обнаружилось истинное лицо пришельцев. Какие действия?
Фай Родис: Ждите 2 часа по времени Ян-Ях!

Сцена № 9
Кают-компания «Темного Пламени».

За длинным изогнутым столом сидят Тор Лик, Тивиса Хенако, Соль Саин, Нея Холли, Мента Кор, Гэн Атал, Олла Дез. 
Входит Эвиза Танет: Не могу считать начало контакта успешным.
Соль Саин: Я бы сказал, что попытка познакомить Торманс с нами провалилась.
Нея Холли: Хороши же эти правители!  Чего они боятся?
Чеди Даан: Того же, чего боялись все воспитанные капитализмом, проникнутые завистью принужденного неравенства. Боятся конкуренции.
Мента Кор: Но ведь это дико и нелепо. Зачем нам власть в чужом мире?
Олла Дез: Это ясно для нас, для всей Земли, для Великого Кольца, но вряд ли много людей на Тормансе понимают это.
Входит Вир Норин, присаживается на край стола
Эвиза Танет: Тогда зачем нам вообще просить посадки? Очевидно, мы не поймем друг друга.
Вир Норин: Для тех, кто сможет понять. Да и нам тоже следует понять их, даже этих странных правителей.
Входят Див Симбел, Гриф Рифт, Фай Родис и Чеди Даан. Все садятся и берутся за руки, Фай замыкает круг. Звучит музыка, под прикрытыми веками членов экспедиции пробегают зеленые сполохи, отражаясь на гладкой поверхности стола, наручных браслетах землян, иллюминаторах и экранах. Кружение огней все убыстряется и внезапно останавливается, прерываясь сильным аккордом. Вир Норин первым разрывает круг, резко вырывая левую ладонь из руки соседки справа (Чеди) и медленно отнимая правую у соседки слева (Фай). Его правая рука бессильно падает,  потом протягивается вперед, к экрану с изображением их положения в масштабе галактического рукава. Пальцы смыкаются. Фай смотрит на него в течение нескольких секунд, он опускает голову.
Олла Дез и Фай Родис встают. Олла переключает экран на резиденцию  Совета Четырех. Фай выходит вперед, и объявляет:
Звездный Флот осведомлен о происходящем. Правители Торманса, не выяснив общественного мнения и вопреки желанию многих соотечественников, отказались принять наш звездолет по мотивам ошибочным и ничтожным.
Чеди Даан поднимается, освобождаясь от руки Гриф Рифта, пытающегося удержать ее за плечо.
Чеди: Недостойный обман!
Чойо Чагас, с экрана: Ложь! Разве вы не видели по всепланетным передачам, как негодует народ?
Родис (невозмутимо):  Мы включились в вашу особую сеть и видели другое. Поэтому я прошу позволить нам стереть с лица планеты главный город — центр самовластной олигархии — или произвести всепланетную наркотизацию с персональным отбором.
Гэн Атал, качая головой: Неслыханно!
Чеди Даан: Я больше не могу!
Выбегает из зала. За ней следуют Тивиса Хенако и Мента Кор, но останавливаются под повелительным взглядом Родис.

Сцена № 10
INT – резиденция Совета Четырёх.

Правители Торманса жестикулируют и ведут оживлённое обсуждение. Камера медленно приближается к ним.
Ген Ши: Положение опасно! Могущество пришельцев несомненно.
Зет Уг: Как бы они ни лгали, звездолёт обладает огромной силой и, без сомнения, сверхмощным оружием. Без него никто не пустился бы в путь через галактику.
Ка Луф: Но звездолёт, севший на планету...
Чойо Чагас (со злобным торжеством в голосе): Это совсем другое!
  
Сцена № 11
INT – командный центр звездолёта.

Родис устало опускается в кресло, несколько раз проводит ладонями по лицу и волосам сверху вниз. Грифт Рифт протягивает ей бокал опалецирующего напитка.
Олла Дез:  Блестящее представление!
Мента Кор: Это недостойно людей Земли!
Тор Лик: Никогда не ожидал, что глава нашей экспедиции способна на такой поступок!
Нея Холли: Нет, не глава экспедиции! Не притворяйтесь, что это не ваше общее решение.
Соль Саин: Суммирование мнений и стратагемм согласовано нейронным интерфейсом.
Фай Родис: Вычеркните это из протокола, Соль. Я принимаю всю ответственность на себя. (Подпирает подбородок рукой и оглядывает окружающих). Мнения о моем поступке разделились у вас почти надвое — может быть, это свидетельство его правильности… Не нужно оправдания, я ведь сама сознаю вину.
Опять перед нами, как тысячи раз прежде, стоит все тот же вопрос: вмешательства-невмешательства в процессы развития, или, как говорили прежде, судьбу, отдельных людей, народов, планет. Преступны навязанные силой готовые рецепты, но не менее преступно хладнокровное наблюдение над страданиями миллионов живых существ — животных ли, людей ли. Фанатик или одержимый собственным величием психопат без колебания и совести вмешивается во все. В индивидуальные судьбы, в исторические пути народов, убивая направо и налево во имя своей идеи, которая в огромном большинстве случаев оказывается порождением недалекого ума и больной воли параноика. Наш мир торжествующего коммунизма очень давно покончил со страданиями от психических ошибок и невежества власти. Естественно, каждому из нас хочется помочь тем, которые еще страдают. Но как не поскользнуться на применении древних способов борьбы — силы обмана, тайны? Разве не очевидно, что, применяя их, мы становимся на один уровень с теми, от кого хотим спасать? А находясь на том же уровне, какое право имеем мы судить, ибо теряем знание? Так и я сделала один шаг по древнему пути, и вы сами бросаете мне обвинение в недопустимом поступке.
Гриф Рифт:  Разве можно полностью отвергать вмешательство, — если с детских лет — и во всей социальной жизни — общество ведет людей по пути дисциплины и самоусовершенствования? Что же такое ступени к социализму и коммунизму, как не вмешательство знания в организацию человеческих отношений?
Тор Лик:  Да, это так, но если оно создается изнутри, а не извне, здесь же мы чужие, пришельцы из совсем другого мира.
Нея Холли:  Не чужие! Мы дети Земли, и они тоже!
Тивиса Хенако:  Около двух тысячелетий они шли сами, без нас. И у нас нет чести и права теперь рассматривать тормансиан как своих.
Эвиза Танет: Может ли биолог и антрополог судить столь поверхностно?  Две тысячи лет без нас, а миллионы с нами! Какие же они чужие? Мы связаны через гены исторической преемственностью со всей животной жизнью нашей планеты, и, следовательно, тормансиане тоже. А неощутимый океан мысли, накопленной информации, который Вернадский назвал ноосферой? То, что тормансиане прервали эту преемственность, — ненормально. Нет ли здесь нарушения первого закона Великого Кольца — свободы информации? Если есть, то, вы знаете, мы полномочны на самое суровое вмешательство…
Соль Саин: Убедительно!
Тор Лик:  И все же это не оправдание методов древности! 
Чеди Даан (появляется в зале):  Ложь вызовет ответную ложь, испуг — ответные попытки устрашения, для преодоления которых нужны новые обманы и застращивания, и все покатится вниз неудержимой лавиной ужаса и горя.
Фай Родис: Я убеждена, что сущность противоречия вы формулируете правильно, но эти последние ступени пока далекая абстракция.

Раздаётся звуковой сигнал. На экране появляется изображение резиденции Совета Четырёх.
Чойо Чагас (выпрямившись в кресле и глядя на землян в упор): Я разрешаю посещение планеты и приглашаю быть моими гостями. Через сутки будет подготовлено и указано место посадки корабля.
Фай Родис: Благодарю вас от имени Земли и моих спутников.