aerys (aerys) wrote,
aerys
aerys

Category:

О жертвах сталинизма

Представьте себе, что какая-нибудь уренгойская девочка или даже тагильский трансгендер, примерно 2000 г. р., искренне хочет понять, что же произошло в СССР в 1937-м, и в целом, во время культа личности Сталина.
В учебниках у нас разброд, власть никак не определится с градусом антикоммунизма, в Сети можно найти материалы на любой вкус.
Но девочка-трансгендер честно ищет, читает и сравнивает.
Находит такой пост у популярного блогера, пламенного антисталиниста Митрича:
https://mi3ch.livejournal.com/3941438.html

Поскольку у данного блогера полно, скажем так, неверных и тенденциозных заявлений, перемешанных с личными фантазиями автора, - на что ему честно указывают комментаторы, пока их не забанят, - желательно проверить факты. Можно пойти сюда:
https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/06/17/68960-ee-by-ponyal-dante
Следует долгая и слезная история, присыпанная Данте, Юдиной, анекдотами о вожде народов, и прочей не имеющей отношения корицей. Но по крайней мере, можно сделать вывод, что описанная пианистка действительно существовала и отбывала срок по обвинению... в чем? Шпионаже? Или как член семьи врага народа? "Статья сто шешнадцать пополам"? Не так уж легко выяснить, что это значит. Ага, это, оказывается, статья 58-ая, контрреволюционные преступления. Там куча всяких пунктов вместе со сроками, но в чем именно обвинили Веру Лотар-Шевченко, нигде не упоминается.
И это не первая ошибка наших реабилитаторов. Когда говорится о таких вопиющих преступлениях как осуждение невинного человека, приговор, отправка в лагерь, пытки на допросах, - надо говорить четко, юридическим языком. Гражданка Иванова была осуждена по статье такой-то пункт такой, предусматривающей наказание такое, вины своей не признавала, но подвергалась психологическому давлению и физическим пыткам во время следствия, следователь такой-то лично сломал ей пальцы рукоятью пистолета такой-то марки, что косвенно подтверждается показаниями граждан Петрова, Сидорова и Кузнецовой, сидевших в той же тюрьме в то же время и бывших подследственными того же капитана Алтухова.
Так все действительно понятно и возмутительно. Но вместо этого юному трансу долго морочат голову слезами зэков, Юдиной с крестом, шубой, вырезанными на нарах нотами, овцами, из шерсти которых сделан фетр "Стейнвея", слезами французского посла, слезами Сталина, чуть ли не его нижним бельем.
Учтите, что психология поколения, рожденного в 2000-м году - не та, что у гражданина времен СССР, перестройки или даже ельцинского правления. Усиленное слезовыжимание и путаница в показаниях однозначно воспринимается как желание заболтать вопрос, и под шумок чего-нибудь втулить. Или отжать.

Но что же эта сволочь капитан Алтухов, наконец? Переломавший подследственной женщине пальцы, "не спеша, смакуя каждый удар"?

"Многие детали того времени уже стираются из памяти, – Вера поставила на плиту чайник с водой, – а, если помнится, то не самое лучшее. Вот, например, помню фамилию моего мучителя – Алтухов, старший следователь.
 -  Алтухов? – ошарашено переспросил Ефим.
 -  Да. Вам знакома эта фамилия?
 - Ннет... наверное, это другой человек. Вера, вы хотели бы встретиться со своим следователем?
 - Не знаю. А зачем? В глаза ему посмотреть? Что я там увижу? Я не верю в покаяние этих людей. Они до сих пор уверены, что честно выполняли свой долг перед Родиной.

В большом многоквартирном доме, где жил Ефим, получили квартиры несколько персональных пенсионеров. Один из них, по фамилии Алтухов, раньше служил в органах. Он жил на первом этаже и разводил цветы у себя под окном. Алтухов часто сидел на скамейке возле подъезда и отгонял детей от своей клумбы. Но уследить не смог и соседские дети помяли его цветы. Тогда он забил колья вокруг клумбы и натянул колючую проволоку в полном соответствии с гебистской наукой. Дети, бегая вокруг, рвали о колючку свои рубашки и штанишки. Соседские мужики, и Ефим в том числе, потребовали, чтобы Алтухов убрал ограду. Но он послал всех на русские три буквы и продолжал стеречь свои цветочки. Наконец, когда один из мальчишек упал на колючую проволоку и поранился, мужики вырвали все колья, выбросили колючку и предупредили, что свернут башку старому палачу, если он и дальше будет так себя вести. Алтухов на время притих. Подозревали, что он написал большой донос в органы."


В общем, опять неизвестность. То ли тот Алтухов, то ли не тот. То ли сводить с ним счеты по заслугам, то ли простить по-христиански. Колючую проволоку натягивать, конечно, не совсем обычно, но наказуемо ли уголовно? И топтать цветочки тоже некрасиво. Обычно детей учат этого не делать. То ли пенсионер написал донос в органы, то ли нет. Вроде, мужики никак не пострадали.
К тому же, первое с чего начнет любой суд в данном случае:
"Гражданка Шевченко-Лотар, будучи опрошена интервьюером, заявила, что не желает встречаться со своим следователем на том основании, что "не верит в покаяние этих людей" и "не знает, что она увидит в его глазах". Её слова можно понять как сомнение в вине Алтухова. Трудно поверить, что жертва описанных выше преступлений, потерявшая свободу, семью и физически искалеченная подозреваемым, отказалась бы от попытки помочь выяснить истину."
Доказательств вины подозреваемого нет, дело закрыто.

Напрасно они поминают Данте - здесь бы он их не понял: ни жертву репрессий, ни интервьюера.
Разве во имя справедливости не нужно было выяснить, тот ли самый палач проживает в многоквартирном доме Ефима - и очистить имя невинного человека от подозрений и клеветы, если это просто однофамилец?
Разве не гражданский долг пострадавших - добиться торжества законности и подать на бывшего следователя в суд? Потребовать публично назвать имена товарищей, которых вынудили ложно обвинить себя под пытками? Получить компенсации не только от государства, а лично от следователя и его начальства. Пусть дачки продадут.
А потом можно, в зависимости от личных предпочтений, и простить по-христиански. Выступить на суде и опубликовать в газете. Дескать, этот уголовный преступник и садист Алтухов до сих пор уверен, что честно выполнял свой долг перед Родиной. Пусть его соратники и наши сограждане задумаются, можно ли такими средствами выполнять свой долг перед Родиной, и не марают ли палачи имя Родины. Мы же, жертвы преступлений Алтухова, не хотим травить и преследовать его лично и его семью. Призываем и остальных не делать ничего подобного, потому что морально это ставит нас на тот же уровень. Просим суд даже не наказывать его согласно закону. Пусть живет и думает о своих зверствах. Каждый день.
Мы просто хотим назвать вещи своими именами, в память невинно пострадавших и для будущих поколений.

Таким образом, наша уренгойская няша имела бы юридическое подтверждение преступлений конкретного следователя Алтухова (имена, даты, факты), подкрепленное решением суда.
И примерное количество поднятых в суде исков после реабилитации невинно осужденных.
Этого вполне достаточно, чтобы разобраться в обстановке и выяснить ДОКУМЕНТАЛЬНО ПОДТВЕРЖДЕННЫЙ процент осужденных по поддельным политическим обвинениям, жертв пыток и жестокого обращения, в отличие от числа уголовных преступников, участников межведомственной борьбы за власть и членов враждебных социалистическому строю социальных групп и организаций (которые тоже, впрочем, могут быть жертвами пыток и жестокого обращения).
Я таких списков и процентов нигде не вижу.
Пожелаем успеха тагильским девочкам.
Tags: Антропология, Работа над ошибками, актуальное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments