aerys (aerys) wrote,
aerys
aerys

Categories:

Политпросвет

В последнее время я была несказанно удивлена тем, что некоторые еще питают иллюзии по поводу сущей и грядущей демократии, империи и даже монархии, серъёзно рассуждают о социальных лифтах, драке Путина с непутиным под ковром, коррупции и даже, господи прости, группе "Война" .
Ладно бы зрители передач Малаховa. Но ведь и живые друзья, умные люди, в России, на Украине и в Новой Зеландии. И френды в ЖЖ.

Все чувствуют какую-то смену эпох, безнадежность, бессилие, разочарование, отсутствие перспектив – а объяснить не могут.
Между тем всё очень просто. Дело в следующем:

В России окончательно сформировался правящий класс. Хозяева вашей жизни и смерти. Чиновники, попы и новая знать.
Закончился переходный период, длившийся с 1993-го, когда семибанкирщина + хунта танками добила последние остатки народовластия – парламент, который, каков бы он ни был, мы выбирали сами.
Вы думали, на пепелище под колесами бандитских мерседесов и впрямь вырастет что-нибудь очаровательное?
Вы думали, с вами вечно будут делиться доходами от высоких цен на нефть под эвфемизмом социального государства? Им нужно всё целиком и сразу – даже эти крохи.
Они расплодились, вошли во вкус, развили аппетиты. Это вам не советская номенклатура, довольствовавшаяся казенной дачей и продуктовым набором к 1-му Мая. У каждого барина – большая жадная семья, секретарши, гувернантки, стилисты, массажисты, охранники.

Российский правящий класс отличается от такового в остальном мире тем, что в течение почти 80 лет был лишен собственности. В 1917-м рабочие, солдаты и матросы срезали под корень этот нарост, высасывающий богатства страны. Увы, в условиях почти поголовной неграмотности кухарка не смогла полноценно управлять государством, и появились первые советские бюрократы – деловые, с портфелями, пока что без особых привилегий и с большими обязанностями, но уже примеривающиеся к Торгсину и закрытым распределителям.
В годы сталинского Большого террора они пережили самые страшные дни, когда по прихоти карательных органов или заслуженно могли лишиться не только власти, но и жизни. Однако логика правящего класса всегда отличается от логики быдла, и свой вывод они сделали: никогда больше не допустить к власти не только народ в лице Советов, но и диктатора, опирающегося на народ. Самым удобным способом для этого было растлить население цинизмом, блатом и показухой, подкупить верхушку партийных органов и профсоюзов, рабочим и крестьянам оставить водку, интеллигенции – возможность болтать на кухнях и покупать у фарцовщиков зарубежные тряпки.
Для начала они запутали на 20-м съезде вопрос о сталинизме, в котором большинство граждан и поныне блуждает как в трех соснах. Вроде бы осудили, но тайно. Дали оценку, но невнятную. Обсуждали, но закрыто - только для своих. Лучше бы совсем не обсуждали.
В результате раскололось мировое коммунистическое движение, от СССР отшатнулись старые друзья и новые левые – чувствуя, что из советских людей хотят сделать таких же пошлых буржуа, с которыми они борются в своих странах. Коммунистическая риторика в устах номенклатуры окончательно превратилась в имитацию. Они пугали – но никому уже было не страшно. Возможно, пугали на публику, а за кулисами вместе играли в гольф и теннис, осторожно сговариваясь о цене окончательной сдачи позиций – пока Западу сказочно не повезло, и отчаянный дурак Горбачев не обрушил пирамиду советского блока задаром.

И теперь вы действительно полагаете, что в какой бы то ни было ситуации они эту кровью политую власть и собственность отдадут? Наивные!
С нашего попустительства они жировали на трупе государства 20 лет, уже не оторвешь.

Там где мы разделили общество на классы богатых и бедных, высших и низших, управляющих и управляемых, элиты и простонародья, долго- и короткоживущих (что может стать реальностью очень скоро, просто в силу отсутствия доступа к современной медицине) – там всегда будут Медведевы и Ходорковские, Дворковичи и Ксюши, Михалковы и Гонтмахеры.
Разве что в силу личных склонностей Путину ближе диктатура, Медведеву либерализм, а Навальному, скажем, либертарианство.
Ничего не изменится от перемены Медведева на Зайцева, Путина на Дорожкина, Единой России на нацболов. Правящий класс мгновенно выдвинет или перекупит новых. Если только кому приятны зажигательные смены одной хунты на другую, с фейерверком и стрельбой, как в Латинской Америке или Египте. Нет ничего более постоянного чем такие перемены.

Никто не даст нам избавленья, ни бог ни царь и не герой, милые мои.
Пока мы по-холуйски не перестанем именовать их элитой и лидерами, показывать по телевизору и отдавать им власть над своими душами и действиями, пока мы не лишим их богатства, привилегий и не заставим выполнять нами продиктованные законы наравне со всеми.
Без положительной программы, без ясного представления о том, что же должно получиться на выходе и подсчетов конкретных выгод для народа в результате осуществления реформ, -  любые перемены – преступление и соблазнение малых сих, особенно молодежи, которая всегда наиболее доверчива, уязвима и стремится к социальной справедливости. Провокаторские призывы немедленно всё бросить, идти в партизаны, бить ментов, мочить инородцев и прочих - специально придуманы, чтоб отвлечь от настоящих причин и проблем.
Народная власть в форме ли парламентской республики, советов трудовых коллективов или прямой интернет-демократии - и народный контроль, народные дружины вместо и вместе с выборными народными милиционерами-шерифами, местное народное самоуправление с широкими полномочиями и неуклонное соблюдение новых законов, заявленных заранее на референдуме по проекту новой конституции, гражданского и уголовного кодексов.
Этого всего можно добиться созданием хотя бы социал-демократической партии с объединением КПРФ (в сущности, коммунистами они давно уже перестали быть, да без разработки новой общественно-политической теории и не ясно, что это такое), независимых профсоюзов, вменяемых националистических и либеральных движений в качестве фракций, завоеванием массовой народной поддержки, широкой агитацией в армии и внутренних войсках - и простыми выборами. Разумеется, не факт, что в свете вышеперечисленного власть эти выборы признает. Но тут уж, как известно, всякая революция только тогда чего-нибудь стоит, когда...
Да, революция, а не переворот, переименование улиц и снос памятников.
Х как в слове Marx.
Tags: Работа над ошибками, но паразиты пасаран
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments