aerys (aerys) wrote,
aerys
aerys

Category:

В час быка - 4

Сцена № 12
Кают-компания «Темного Пламени».

Клип: планета с высоты примерно 200 километров; далее изображение звездолёта, появившегося издали и пролетающего между камерой и поверхностью планеты в противоположную сторону, вниз.
За терминалами сидят участники экспедиции, рассматривая собственные голограммы в прилегающей металлической биоброне, и подгоняя параметры.
Эвиза Танет: Может быть, нам следует переменить цвет глаз, сделать их непроницаемо черными, как у тормансиан?
Фай Родис: Нет, зачем же. Только сделаем их еще ярче. Это можно, Эвиза? Несколько лет назад были в моде лучистые глаза, напоминающие звезды.
Эвиза Танет: При условии, что у меня будет два дня для серии химических стимуляций!
Раздаётся сигнал тревоги, на главном экране виден пеленг (сопровождение) четырёх объектов, быстро приближающихся к звездолёту. Гэн Атал бросается в лифт, а Гриф Рифт и Див Симбел к дублерам пультов пилотирования.
ИИ: Четыре быстролетящие цели. Вероятно, противоспутниковые ракеты с атомными зарядами. Аннигилирую.
За окном прямого наблюдения ослепительная вспышка.
Клип: со стороны видно мгновенное исчезновение четырёх ракет. Остались видны только четыре резко обрывающихся шлейфа.
Переключение на внутренний интерьер.
Гриф Рифт: Мы держали отражательное поле включенным. Ни малейших повреждений нет. Как будем отвечать?
Фай Родис: Никак!  Они знают, что попали, и атака отражена. Убеждена, что других попыток не будет.

Сцена № 13
EXT – место посадки звездолёта.
День.

На главном экране – увеличенное изображение поверхности планеты – береговая линия, широкий мыс. Последовательное увеличение изображения. При последнем увеличении можно разглядеть унылую растительность, пустынный берег.
Переключение на клип: изображение звездолёта, снижающегося в атмосфере. Камера следует параллельно курсу корабля, поверхность планеты постепенно приближается. Клип сопровождается характерным для фантастических фильмов звуковым эффектом. 

Сцена № 14
Командный пункт «Темного Пламени».

Команда сидит в амортизационных креслах, семеро одеты в подцвеченную металлическую броню.
Гриф Рифт: Нам отвели это место для посадки. До столицы отсюда около 150 километров.
Фай Родис: Место безлюдное. Для них важно ограничить нежелательные контакты тормансиан с нами.
Гриф Рифт: Сделаем коридор в защитном поле, открывающийся звуковым паролем. У нас будет много гостей – разумеется, желанных.
Фай Родис: Будут и нежеланные.
Гриф Рифт: Не сомневаюсь, но мы отразим любую попытку. (Пауза, лицо Гриф Рифта крупным планом).
Гриф Рифт кладет руку на плечо сидящей рядом Фай Родис, наклоняется.
Гриф Рифт (нежно и решительно): Фай, помните, я готов все взять на себя! Я сотру их город с лица планеты и разрою его на глубину километра, чтобы выручить вас!
Фай Родис привлекает командира к себе и целует:
— Нет, Гриф, вы никогда не сделаете этого!


Сцена № 15
EXT – место посадки звездолёта.
День.


Камера на поверхности планеты. Вокруг – сухая пустынная степь, ветер пригибает к земле редкие чахлые растения, поднимает клубы пыли.
К месту посадки подлетают вертолёты с изображениями змей на борту. После приземления из них быстро выбегают вооруженные автоматами солдаты, одетые в чёрные мундиры. Солдаты становятся в оцепление (диаметром несколько сотен метров).
Объектив камеры переключается на небо. Появляется звездолёт, который быстро приближается к точке съёмки. Наконец, он зависает над местом посадки примерно на высоте 5 метров.
Камера показывает борт корабля, затем выхватывает тупые, но в то же время любопытствующие взгляды солдат.
Из центра днища звездолёта возникает переливающийся светящийся цилиндр, и земляне быстро опускаются на этом своеобразном световом лифте на поверхность планеты. Свечение исчезает, и по направлению к встречающим направляются Фай Родис, Чеди Даан, Вир Норин, Тивиса Хенако, Гэн Атал, Эвиза Танет, Тор Лик. Впереди идёт Фай Родис. Они направляются к точке съёмки в сопровождении роботов-девятиножек, примерно в треть человеческого роста. Старший сановник делает протестующий жест. Мгновенно из-за его спины возникает плотный, одетый в лиловое человек с нашивкой в виде глаза на левой стороне груди и преграждает дорогу роботам. Они обтекают тормансианина с двух сторон. Лицо охранника искажается яростью, он бросается на ближайший СДФ, пинает его ногой, взлетает в воздух и исчезает в чаще колючего кустарника.  Остальные в панике направляют на робота раструбы нагрудных аппаратов.
Родис простирает руку над своим роботом:
— Осторожно! Это всего лишь машина, служащая носильщиком, секретарем и сторожем. Робот совершенно безвреден, но выпущенная в него пуля отлетит назад с той же силой, а удар может вызвать поле отталкивания, как это сейчас случилось.
Двое сановников с отличительным знаком на груди (в виде глаза в тетраэдре) и с накинутыми на плечи мантиями, расшитыми змеями, делают несколько шагов им навстречу, останавливаются и рывком кланяются. Земляне также останавливаются и в жесте приветствия поднимают соединенные ладонями руки. Крупным планом показывается лицо Фай Родис.
Фай Родис (торжественно и приветливо): Родичи, разлучившиеся с нами на много веков! Наступило время встретиться снова!
Старший сановник (торжественно, с придыханием): Говорит великий и мудрый Чойо Чагас. Его слова к пришельцам: “Вы явились сюда, на планету счастья, лёгкой жизни и лёгкой смерти. В великой своей доброте народ Ян-Ях не отказывает вам в гостеприимстве. Поживите с нами, поучитесь и расскажите о нашей мудрости, благополучии и справедливом устройстве жизни в тех неведомых безднах неба, откуда вы так неожиданно прилетели!”
Старший сановник убирает бумагу и взмахивает рукой. Встречающие издают громкий рёв.
Камера ведёт съёмку из взлетающего вертолёта. Объектив направлен на звездолёт, который все дальше и дальше удаляется от точки съёмки.


Сцена № 16
EXT – Сады Цоам.
День.

Панорама резиденции Чагаса, к которой ведет ослепительно сверкающая зеркальная дорога. Архитектура монументальная, многоярусное сооружение с внутренними выступами и позолоченными гребнями, зигзагообразные аллеи, водоемы и переплетенные арки над ними, на переднем плане гигантские ворота из золотистого металла с изображениями сплетенных змей.
Из динамиков раздаётся громкий рёв:
Чойо Чагас (закадровый голос): Приветствую вас, чужие. Входите без страха, ибо здесь вы под высокой защитой Совета Четырёх, высших избранников народа Ян-Ях, и лично меня, их главы.
Двери открываются, и земляне входят вовнутрь, после чего двери закрываются.



Сцена № 17
INT – тронный зал.
День.

Камера находится внутри зала и направлена на входящих в него землян. Войдя, они осматриваются по сторонам.
Дверь автоматически закрывается.
Описание интерьера: зал высотой примерно 30 метров, резко разграниченный на две части. Передняя, с полом из шестиугольных зеркальных плит, на два метра ниже задней, устланной толстым чёрно-жёлтым ковром. Сквозь красно-золотые стекла проникают лучи солнца. В низкой части зала – тусклый свет, пробивающийся с потолка между гигантских металлических змей, укреплённых на выступах и разевающих гигантские пасти над посетителями. В возвышенной части зала сидят члены Совета Четырёх.
Земляне неторопливо входят по боковой лестнице на возвышение и останавливаются перед правителями, внимательно их разглядывая. Чойо Чагас поднимается с кресла, делает несколько шагов навстречу Фай Родис и протягивает ей руку, которую она пожимает.
Фай Родис поднимает голову и смотрит вбок, на стены. Камера, плавно передвигаясь, показывает углубления между окнами вдоль одной из стен (количество углублений – четыре), в каждом из которых стоит охранник с миниатюрным автоматом.
Земляне садятся в кресла, выстроенные в ряд напротив ряда кресел владык. Крупным планом лица землян и властителей, пристально разглядывающих друг друга.
Чойо Чагас бросает взгляд на Ген Ши, и тот, вытянув шею, обращается к землянам.
Ген Ши (надменно): Совет Четырёх и сам великий Чойо Чагас хотят знать ваши намерения и пожелания.
Крупным планом лицо Фай Родис.
Фай Родис (вежливо, с достоинством): Совет Четырёх знает все наши желания, нам нечего добавить к тому, о чем мы уже говорили ранее.
Ген Ши (вкрадчиво): А намерения?
Фай Родис: Скорее приступить к изучению планеты Ян-Ях и её народа!
Ген Ши: Но вы же понимаете, что семь человек не смогут изучить огромную планету!
Фай Родис: Все зависит от двух факторов — от сотрудничества ваших хранилищ знания, памятных машин, академий и библиотек и от скорости ваших средств передвижения по планете. Кроме того, мы готовы поделиться своими знаниями с жителями Ян-Ях.
Ген Ши (с беспокойством): Вряд ли это понадобится!
Фай Родис (удивлённо): Почему?
Ген Ши: Народ Ян-Ях не подготовлен для таких зрелищ.
Фай Родис: Не понимаю.
Чойо Чагас (резко, при звуке его голоса остальные члены Совета Четырёх вздрагивают и подобострастно поворачиваются к нему, вытягиваясь вперёд): Ничего удивительного – здесь многое будет вам непонятно. А то, что вы сообщите нам, может быть ложно истолковано. Поэтому мой друг Ген Ши опасается показа ваших фильмов.
Фай Родис: Почему вы решаете за весь народ?
Чойо Чагас: Не будем сейчас обсуждать это. Я прикажу институтам, библиотекам и хранилищам подготовить для вас сводки и фильмы. А теперь пойдёмте в отведённые вам комнаты.
Чойо Чагас заходит в коридор, за ним идут земляне. Камера снимает их в движении (спереди).
Камера переключается на гостевой зал – обширный зал с большими окнами, стёкла которых затемнены внизу. Напротив окон – ряд дверей.
Чойо Чагас: Вот здесь (обводит рукой зал) вы можете чувствовать себя в полной безопасности. До завтра!
Уходит. Земляне стоят неподвижно, осматриваясь по сторонам.


Сцена № 18
INT – гостевой зал.
Вечер.

В зале стоит лёгкий полумрак. Земляне сидят на широком диване багряно-красного цвета. Сквозь высокое окно какой-то толстой пластмассы розового оттенка виднеются деревья сада, пронизанные зеленовато-лиловыми лучами светила Торманса.
Вир Норин: Итак, решено.
Родис: Да, вы останетесь в столице среди ученых и инженеров. Тор Лик и Тивиса пересекут планету от полюса до полюса, побывают в заповедниках и на морских станциях, Эвиза — в медицинских институтах, Чеди и Гэн будут изучать общественную жизнь, а я займусь историей. Сейчас надо связаться с кораблем, а потом — спать. Уверена, что Чойо Чагас поспешит побеседовать со мной тайно. По их представлениям, я ваша владычица, а властители должны говорить наедине.
Эвиза: Хорошо, что язык Земли абсолютно непонятен Тормансу!  У них нет еще наших текстов достаточной длины.
Чеди:  Мне думается, его легко расшифруют, — много сходных слов и понятий. По сути дела, это один из языков пятого периода, изменившийся за двадцать два столетия.
Фай: Будем экранироваться для переговоров.
Черно-синий СДФ Родис выдвигается к центру комнаты. Голубовато-белые лучи ощупывают пространство, создавая пятимерную сетку. По браслету на запястье Фай бегут строки: «Ядов и психотропных средств не обнаружено... Электронных устройств подслушивания восемь...»
Родис: Перенастроить на белый шум.
Тор Лик: «Итог увиденного много пыли, слов о величии, счастье и безопасности. Охранительные устройства повсюду. Лица людей хмуры, даже птицы и те не поют».



Сцена № 19
INT – кабинет Чагаса.
Утро.


Интерьер комнаты: на окнах висят темно-зелёные шторы, на полу – ковёр, мебель из красного дерева, массивный стол; ножки кресел, стола и дивана в виде когтистых лап; на столе – большой глобус Торманса, телефоны секретной связи, экраны.
Чойо Чагас стоит у глобуса, слегка прикасаясь к нему рукой.
Камера показывает открывающуюся дверь, в которую заходит Фай Родис.
Чойо Чагас хитро улыбается и жестом указывает на кресло. Фай Родис садится, после чего в кресло напротив садится Чойо Чагас и наклоняется вперёд.
Чойо Чагас: Теперь мы можем говорить вдвоём, как и подобает вершителям судеб. Пусть звездолёт только песчинка в сравнении с планетой, психологически ответственность и полнота власти одна и та же.
Родис: Я не могу решать единолично ничьих судеб — даже доверившихся мне спутников. Вот почему я не владыка в вашем понимании.
Чойо Чагас:  Однако, вы начали сразу с угроз разрушением города, и чем еще? – наркотизацией? Запомните:  народ Ян-Ях нельзя запугать! Мы создали здесь счастье не для того, чтобы его разрушили пришельцы, пусть даже претендующие на кровное родство с нами!
Фай Родис: Счастье? А недавние катастрофические последствия перенаселения? Вся ваша планета покрыта кладбищами — десятки миллиардов жертв невежества и упорства. Допустить слепое переполнение экологической ниши, как у любого вида животных? Печальный и позорный результат для гомо сапиенс — человека мудрого.
Чойо Чагас: Вот как! Вам известна история Ян-Ях? Откуда? 
Фай Родис: Только обрывок из сообщения чужого звездолета, наблюдавшего вашу планету двести восемьдесят лет назад. Ему отказали в посадке ваши предшественники, тоже воображавшие, будто они держат в своих руках судьбу планеты
Чойо Чагас вскакивает и бросает бешеный взгляд на Фай Родис. Фай Родис встаёт и спокойно рассматривает Чойо Чагаса.
Фай: Уничтожение несогласных — прием древний и устаревший.  Но не только за посланцев других миров, но и за людей своего народа в конце концов придется ответить.
Чойо Чагас: Каким образом?
Фай: Если исследователи установят на планете намеренную дезинформацию, что ведет к невежеству населения, тогда они могут апеллировать к арбитражу Великого Кольца.
Чойо Чагас: И тогда?
Фай: Мы лечим болезни не только отдельных людей, но и целых обществ. И особенное внимание уделяем профилактике социальных бедствий. Вероятно, следовало бы это сделать на планете Ян-Ях несколько столетий назад…
Чагас: (повышает голос): Вы с поучениями явились, когда мы уж сами выпутались из труднейшего положения!
Ближайшая к ним драпировка шевелится. Под веками Фай возникает алый отблеск, ее глаза мгновенно обегают комнату. Все затихает.
Чойо Чагас с выражением подавленного бешенства пересекает комнату и отдергивает складчатую занавеску, ничем не отличавшуюся от обивки стен. В нише стоит человек в форме, глядя вперед неподвижными широко раскрытыми глазами. Чойо Чагас бросается в другую сторону. Родис останавливает его жестом.
— Второй тоже ничего не соображает.
Чагас:  И вы можете так каждого? Даже меня?
Фай: Нет. Вы входите в ту пятую часть всех людей, которая не поддается гипнозу. У вас собранная и тренированная воля, могучий ум.
Чагас: Оставим это. Но как вы справились с моими стражами?
Фай: Очень легко. Они тренированы на безответственность и бездумное исполнение. Это уже не индивидуальность, а биомашина с вложенной в нее программой. Нет ничего легче, как заменить программу…
Чагас: А вы совсем другие. Вы не видите себя со стороны и не понимаете, как вы отличны от нас. Прежде всего у вас неслыханная быстрота движений, мыслей, сочетающаяся с уверенностью и очевидным внутренним покоем. Красота и сверхспособности... Все это может привести в бешенство.
Фай: Это плохо. Вы открываете таимую в глубине неполноценность — мать всякой жестокости. Когда приходят к власти люди с таким комплексом, они начинают сеять вокруг себя озлобление и унижение, и оно расходится, подобно кругам по воде, вместо примера доблести и служения человеку.
Чагас: Чепуха! Это только вам кажется, людям с чуждой нам психикой!.. Ответьте прямо, могли бы вы меня убить?
Фай: Зачем?
Чагас: Чтобы устранить правителя и ослабить власть.
Фай: Устранить вас! На вашем месте мгновенно окажется другой, еще хуже. Вы-то хоть умны…
Ваша общественная система не обеспечивает приход к власти умных и порядочных людей, в этом ее основная беда.
Чагас ( вкрадчиво): А технически — могли бы убить? И чем?
— В любой момент.
— Я тоже могу вас уничтожить в мгновение ока!
Родис пожимает плечами с чисто женским презрением.
— В этом случае командир нашего звездолета обещал срыть поверхность всей Ян-Ях на километр вглубь.
Чагас: Но вы не совершаете убийств! И наверняка запретите ему!
Родис (улыбаясь):  Меня тогда не будет в живых — а он командир!..
Чагас: Можно задать вам личный вопрос?
Родис: Постараюсь ответить.
Чагас: В каких отношениях вы и он... ваш командир корабля?
Родис: Подруга Рифта погибла несколько лет назад... вы бы назвали ее женой, наверное. Остался сын. Мы чувствуем взаимную симпатию, возможно, влечение, но ничего больше между нами не происходит. Во всяком случае, сейчас не время для романтики.
Чагас: Откровенно! Что ж... спасибо за ответ.
Председатель Совета Четырех опускает голову. Несколько минут оба молчат.
Чагас: А теперь я познакомлю вас со своей женой. (Исчезает за складками зелёной ткани).
Из-за драпировки появляется Чойо Чагас, следом за ним идёт ЯН-ЯХ.
Описание Ян-Ях: Возраст около 35 лет, необыкновенной для тормансианки красоты, смуглая и гибкая. На груди ожерелье в виде узорных квадратов с розовыми камнями. Плечи, руки, большая часть спины обнажены, грудь едва прикрыта фестонами корсажа. Длинные, слегка раскосые глаза под ломаными бровями смотрят пристально и властно, а губы крупного рта с приподнятыми уголками плотно сомкнуты.
Ян-Ях протягивает Фай Родис руку, которую та пожимает.
Ян-Ях: Как вас зовут, гостья с Земли?
Фай Родис: Фай Родис.
Ян-Ях: Звучит хорошо, хотя мы привыкли к иным сочетаниям звуков. А я – Янтре Яхах, в обыденном сокращении – Ян-Ях.
Фай Родис: Вас назвали по имени планеты?
Ян-Ях презрительно усмехается.
Ян-Ях: Что вы! Планету назвали моим именем.
Фай Родис (удивлённо): Не может быть! Переименовывать планету с каждой новой властительницей – какой громадный труд в переписке документов, книг!
Чойо Чагас (подойдя к жене сзади и положив руки на её плечи): Хлопоты с изменением имён – пустяк! Нашим людям не хватает занятий, и всегда найдутся усердные работники.
Пауза.
Чойо Чагас (отойдя от жены и указав на выход из помещения): Внизу, в жёлтом зале, ждёт инженер, который будет оказывать вам помощь.
Фай Родис: Инженер? Я рассчитывала на историка.
Чойо Чагас: Чтобы распоряжаться информацией, нужен инженер. У нас это так.
Фай Родис: Благодарю.
Чагас: Когда вы покажете мне фильмы о вашей Земле?
Фай: Когда захотите.
Чойо Чагас:  Я выберу время и сообщу. Да, —кивает на драпировки, — верните их в прежнее состояние.
Фай: Можете подать сигнал, они свободны.
Чойо Чагас щелкает пальцами, и в ту же секунду оба стража выходят из укрытия со склоненными головами. Один идет впереди Фай Родис через коридоры до золотисто-желтого зала, завешенного черными драпировками и устланного черными коврами.




Сцена № 20
ЕХT – Сады Цоам.
День.

Посреди зала на жёлтом ковре стоит ТАЭЛЬ и смотрит на лестницу в виде двух полукружий, по которой спускается Фай Родис.
Таэль: Я – Хонтээло Толло Фраэль.
Фай Родис: Фай Родис.
Таэль: Я послан в ваше распоряжение. Мое имя сложное, особенно для гостей с чужой планеты. Зовите меня просто Таэль.
Фай Родис: Хорошо.
Пауза.
Таэль (смущённо, глядя вниз): Может быть, вы хотите пройти в сад? Там мы можем...
Фай Родис (тепло улыбнувшись): Пойдёмте, Таэль.
Спускаются по черной блестящей лестнице. В саду – экзотическая растительность, езлепестковые цветы-диски, ярко-желтые по краям и густо-фиолетовые в середине, качающиеся на тонких голых стеблях над бирюзовой травой. За ними – желтые воронковидные деревья. Цветы резкого синего оттенка гроздьями нависают над широкой базальтовой скамьей. На полянке расставлены сидения с подушками, закрытые шезлонги, и расстелены ковры.  Фай Родис делает шаг к широкой скамье, намереваясь присесть, но инженер энергично показывает в другую сторону, где конический холмик увенчивает беседка в виде короны с тупыми зубцами.
Таэль (шепотом): Это цветы бездумного отдыха. Когда владыки хотят расслабиться...
Фай Родис: Понимаю.
Фай Родис и Таэль поднимаются в беседку и садятся друг против друга.
Таэль: Я счастлив быть полезен землянам! Что интересует вас прежде всего?
Фай Родис: История заселения планеты. Конечно, с экономическими показателями и изменением преобладающей идеологии.
Таэль: Всё, что касается нашего появления здесь, запрещено. Так же запрещена вся информация о периодах Большой Беды и Мудрого Отказа.
— Не понимаю.
— Владыки Ян-Ях не разрешают никому изучать так называемые запретные периоды истории.
Фай Родис: Тогда познакомьте меня хотя бы с разрешённым. Вообще, существует ли возможность узнать подлинные факты?
Таэль: Лишь косвенным путём, в рукописных мемуарах, в литературе, избежавшей цензуры или уничтожения.
Фай Родис встаёт. Следом за ней поднимается и Таэль, с озадаченным и опечаленным видом.
Фай Родис: Так и поступим – будем искать косвенные источники. (Кладёт руку ему на плечо. Говорит тихо, приблизив лицо к инженеру). Будьте откровенны со мной, Таэль. Чем грозят вам, что стоит за плечами у вас и, очевидно, у каждого жителя Ян-Ях?
Таэль:  Смотря по провинности. Если не буду доносить, о чем мы говорим, то меня ждет изгнание.
Фай: А если обнаружится, что вы помогали нам?
Таэль (дрожащими губами): Обвинят в государственной измене. Арестуют, будут пытать, чтобы я выдал участников. Тех будут пытать в свою очередь, они выдадут остальных и еще несколько сот непричастных, просто чтобы избавиться от невыносимых мук. Затем всех уничтожат.
Фай (вздрагивает): И все же вы согласны сотрудничать с нами?
Таэль: Мне выпал единственный шанс. Кто же откажется от такого знания?
Фай: Вы – настоящий человек, Таэль. Обещаю, что защитим вас. Если надо, возьмем на корабль, укрепим физически и психологически.
Таэль: Научите меня останавливать сердце по собственному желанию. А смерти я не боюсь... нет, боюсь, но это не главное.



Сцена № 21
INT – гостевой зал.
Вечер.

Чеди Даан: В общем, все ясно.  Находясь здесь, мы ничего не увидим, кроме того, что нам захотят показать. В результате мы доставим на Землю чудовищно искаженную картину жизни Торманса, и наша экспедиция принесет слишком малую пользу!
Фай Родис:  Ваши предложения?
Чеди:  Отправиться в гущу обычной жизни планеты. На днях мы сможем снять скафандры, и наш металлический облик не будет смущать окружающих.
Гэн Атал: А оружие убийц?
Вир Норин: И все же придется,  иначе нас будут сторониться тормансиане. А только через простых людей мы получим истинное представление о жизни здесь, ее целях и смысле. Нам нужны источники из разных мест, разных общественных уровней и профессий. Профессия здесь очень важна, она у них одна на всю жизнь.
Эвиза Танет:  Выработка антител в организмах  уже достаточна для иммунитета. Я разрешаю снять броню – и сама подаю пример! (расстегивает и сбрасывает прилегающий металлический костюм цвета ивового листа, оставаясь в бледно-сиреневом белье).
Тивиса Хенако: (стягивает гранатовый костюм, следуя её примеру, и проводит пальцами по ухоженной коже): Наконец-то я себя не чувствую тормансианской змеей! Биофильтры мешают гораздо меньше.
Фай Родис: Меняем кожу! – высвобождается из черного облегающего костюма и делает несколько асан, перерастающих в индийский танец. В ее браслете включается музыкальное сопровождение.
Эвиза и Тивиса начинают кружиться, опустив ладони вдоль тела. Чеди сначала медлит в углу помещения, потом, все еще в пепельно-голубой броне, присоединяется к подругам. По их мышцам пробегают волны трепета, словно ноги, руки, бедра поочередно оживают и замирают под музыку. Женщины склоняют голову и застывают. Мужчины аплодируют.
Тор Лик: Великолепно! (посылает воздушный поцелуй Тивисе)
Фай Родис: Жаль, что с нами нет Оллы Дез. Она поистине – богиня танца.
Вир Норин (галантно) : Лишь на Земле! (склоняется перед  Фай и Чеди)
Гэн Атал: Удалось выразить и радость освобождения, и древнее женское томление! (подает руку Эвизе, она лишь слегка касается пальцев инженера и благодарит царственным наклоном головы)
Гэн Атал: Я все же настаиваю, чтобы мы трое продолжали носить скафандры в экспедиции.
Тивиса: О нет!
Тор Лик: Двое против одного (обнимает Тивису, они выходят из комнаты). Гэн Атал молча скрывается за дверью. Вир Норин и Фай укоризненно смотрят на Эвизу, она вздергивает голову и смеется.
— Мне так хотелось бы не огорчать его, но что я могу поделать с собой? Спокойной ночи!
Фай Родис подходит к окну и долго смотрит на дальнее зарево города, скрывающее звезды, на вооруженных часовых под окном и колючую проволоку вдали, и произносит:
– Для борьбы с этой системой надо создать людей высокой психофизиологической тренировки, подобно нам, безвредных в своем могуществе. И прежде всего научить их бороться со всепроникающей «избранностью» — системой противопоставления владык и толпы, всеведущих ученых и темных невежд, звезд и бесталанных, элиты и низшего, рабочего класса. В этой системе корень фашизма и развращения людей Торманса…
Tags: важнейшим является, светить - и никаких гвоздей!
Subscribe

  • комната 101

    Сын съехал и живет самостоятельно. Из его спальни мы сделали крошечный спортзал.

  • Превратности судьбы

    Кто еще не видел мои последние достижения на автостраде, вот они: Прокатилась в Чикаго по рабочей необходимости, с ветерком. Все…

  • Хургада - 3

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments