aerys (aerys) wrote,
aerys
aerys

Category:

В час быка - 6

Сцена № 23
INT – тронный зал.
День.

Фай Родис: Вам не понравилась Земля?
Чойо Чагас: Почему я должен верить этим картинкам?
Фай Родис (твёрдо): Сейчас вы лжёте! Помогите мне понять вас. Почему вы избегаете говорить прямо, правдиво выражая свои убеждения и цели? Чего вы боитесь?
Чойо Чагас: Что?! Как вы смеете...
Фай Родис: Вы боитесь, что наш звездолёт разрушит ваши города, дворцы, заводы. Вам не жаль миллионов жителей Ян-Ях – лишь бы вы остались живы! Не так ли?! (Резко).
Чойо Чагас (вызывающе): Люди— тени, не имеющие значения в истории. Живут только их дела. Дела — это гранит, а жизни — песок. Таково древнее изречение…
Чагас проходит в скрытую арку, открывает кодовый замок и оказывается в зеленой комнате с черной мебелью и гадальным шаром из горного хрусталя. Родис следует за ним. Чагас вынимает из ящика стола курительную трубку, зажигает и резко вдыхает дым.
Фай Родис: Свобода, равенство и братство – вот изречение, которым мы руководствуемся.
Чойо Чагас: О каком равенстве вы говорите?
Фай Родис: Единственном! Равенстве одинаковых возможностей.
Чойо Чагас: Равенство невозможно. Люди так различны, следовательно, не равны и их возможности.
Фай Родис: При великом разнообразии людей есть равенство отдачи.
Чойо Чагас: Потомки рабов и слуг во множестве поколений? Ничтожества, не генерирующие новых идей... Зачем им жить, тратя последние ресурсы планеты?
Фай Родис: Вы считаете достойными только тех, у кого выдающиеся способности? А ведь есть просто хорошие, добрые, заботливые работники!
Чойо Чагас: Как их определить, кто хорош, кто плох?
Фай Родис: Но это же так просто! Даже в глубокой древности умели распознавать людей. Не может быть, чтобы вам были незнакомы такие старые слова, как симпатия, обаяние, влияние личности?
Чойо Чагас:  А каким вы находите меня?
Фай Родис:  Вы хотите обладать всем на планете. Хотя иррациональность такого желания вам ясна, оно сильнее вас. Вы даже отказываетесь от общения с другими мирами, потому что невозможно овладеть ими. К тому же там могут оказаться люди выше вас, лучше вас и чище вас!
Чойо Чагас: Чтица мыслей!  С некоторых пор… с некоторых пор я хочу владеть и тем, чего нет, чего не было ещё на моей планете.
Фай Родис: Например?
Чойо Чагас впервые берет Родис под локоть, почти касаясь щекой её лица.
— Я начинаю привыкать к вашему лицу без щитка и металла. Порой мне казалось, что земляне просто роботы с головами живых людей.
Фай Родис: А может быть, мы в самом деле лишь роботы?
Чойо Чагас (резко отстраняется): Зная историю вашего рая, — кто не усомнится в правде показанных только что зрелищ? Как могло случиться, чтобы ограбленная, истерзанная планета превратилась в дивный сад, а озлобленные, не верящие ни во что люди сделались нежными друзьями? Какие орудия, какие путы железного страха держат народы Земли в этой дисциплине? Впрочем, разве вы скажете? Вы умеете обольщать. Помните легенду о Цирцее, волшебнице, превращавшей людей в свиней?
Фай Родис: От наших общих предков... Нужно было только сказать мне, что вы не желаете продолжения взаимной игры. Ваши гендерные сценарии нелегко понять.
Чойо Чагас: (подходит сзади к Родис и обнимает её за плечи): Великая Змея! Я хочу возвысить вас над всей планетой Ян-Ях, я хочу, чтобы вы отдались мне!
Фай Родис: Ради чего?
Чойо Чагас: Чтобы родить мне сына. Надеюсь, что на Земле научились управлять генетикой?
Фай Родис: Зачем вам сын от меня? К вашим услугам полмиллиарда женщин Торманса!
Чойо Чагас: Они находятся далеко позади вас по здоровью, совершенству тела и души. Ваш сын будет первым порфиророжденным хозяином планеты Ян-Ях, или как он захочет ее назвать. Может быть, назовет ее вашим именем! (целует Родис в шею). Пауза, нежный шепот: Знаете, мне впервые приходится просить, а не приказывать…
Фай Родис:  Жаль. Подобное самовластие неизбежно портит людей. Разве в детстве и юности вы только приказывали? Ведь власть у вас не наследственная?
Чойо Чагас:  К несчастью, нет. Воспоминания об унижениях детства и юности, хоть и потускневшие с годами, иногда обжигают как огнем!
Фай Родис: Так вы мечтаете о наследственной власти? Зачем?
Чойо Чагас: Чтобы улучшить жизнь на планете.
Фай Родис: (медленно): Я не могу представить своего ребенка на столь низком уровне сознания.
Чойо Чагас: Так вы отказываетесь?
Фай Родис: Конечно. Если бы это могло могло изменить судьбу Торманса... вашей планеты, я могла бы, как ни тяжело матери... Но произвести на свет будущего угнетателя и несчастного человека – никогда!
Чойо Чагас: Это вы несчастная! Какой вы историк, если не понимаете, что нам нужен сверхчеловек для управления обществом на благо всех! Что такое бабские сантименты по сравнению с необходимостью?!
Фай Родис: Вы уже добились неуклонного падения рождаемости среди вашей интеллигенции. Вы стремитесь избавить людей от привязанностей, чтобы превратить их в орудие власти! Это естественный результат тиранического отношения к людям.
Чойо Чагас: Что вы знаете об этом, избалованные достатком и роскошью пришельцы? Что вы знаете о жертвах?!
Фай Родис: Что вы хотите сказать?
Чойо Чагас: Ничего!
Фай Родис: Тогда лучше вернемся к прежнему...
Родис медлит несколько секунд, глядя на склонившегося к пепельнице Чагаса, потом вручную открывает секретный замок и выходит в овальный покой с розовыми стенами, с клинописью черных стрел и ломаных линий. У колонны стоит жена владыки, давшая свое имя целой планете.
Янтре Яхах: Я вижу вашу игру, но не ожидала от ученой предводительницы пришельцев такого бесстыдства и наглости!
Фай Родис: Неужели я чем-нибудь обидела вас лично?
Янтре Яхах: Вы, земляне, или безмерно наивны или очень хитры. Не понимаете, как вы красивы и опасны для наших мужчин?
Фай Родис: Никакой опасности с моей стороны не существует. Однако, простите за незнание обычаев вашего мира. Может быть, вы хотели бы помочь в вопросах этикета?
Янтре Яхах (заламывая руки, застыв, и наконец решаясь): Пойдемте со мной. Это отнимет немного времени.
Женщины проходят по коридорам в другое крыло дворца, вызывают лифт и спускаются на несколько этажей вниз. Переходы ярко раскрашены, на стенах рисунки животных и цветов, везде разбросаны подушки и диваны. В большой комнате спиной к ним сидят ребенок-инвалид на высоком кресле и няня, кормящая его с ложечки.
Янтре Яхах: Вот единственный наследник, которого я сумела подарить мужу. У вас есть дети?
Фай Родис (крепко обнимает её): Один ребенок.
Янтре Яхах: Тогда вы понимаете всё. Его ведь можно вылечить?
Фай Родис: Только в общем порядке, вместе с другими. Мы не признаём никаких исключений. Отвезите его в госпиталь. Обещаю отправить туда нашего врача при первой возможности.



Сцена № 24
INT – командный центр звездолёта.
Ночь.

Гриф Рифт у пульта, из лифта появляется Соль Саин.
Гриф Рифт: Что вы бродите, Соль?  Неспокойно на душе?
Соль Саин: Я очень трудно переношу вынужденное безделье.
Гриф Рифт: Вы же взяли на себя обработку информации.
Соль Саин: Пустяковая работа.
Гриф Рифт: Беда в том, что тормансиане не сотрудничают с нами, иногда просто мешают. Но подождите ещё немного. Мы наладим контакт с обычными людьми, а не с учреждениями власти.
Соль Саин: Скорей бы! Так хочется помочь. И успеть побольше. А сейчас хоть начинай курить какой-нибудь легкий наркотик по примеру предков.
Гриф Рифт: Интересная мысль... Как капитан, приказываю вам отложить эти эксперименты! И вы преувеличиваете нашу беспомощность. Третий закон Ньютона они уже постигли на опыте, при ракетном ударе и нападении на робота. Жаль, что в этом обществе он не осуществляется при индивидуальном насилии. Вся их жизнь была бы куда счастливее и проще…
Рифт смотрит на пульт с горящими зелеными огоньками, осторожно касаясь пальцами панели.
Соль Саин (касается руки командира): Вы очень любите ее, Рифт? 
Гриф Рифт: Обреченность Родис отгораживает ее от меня, а за моей спиной тоже тень смерти.
Соль Саин: Я спросил не из любопытства — ведь я тоже…
Гриф Рифт: Кто?
Соль Саин: Чеди!  Да, маленькая Чеди, а вовсе не великолепная Эвиза!
Гриф Рифт встает и начинает ходить по кабине.
Гриф Рифт: Используйте свой талант конструктора для подготовки наиболее важных инструментов для тормансиан.
Соль Саин: Связь? Браслеты? Инструкции?
Гриф Рифт: Оружие.
Соль Саин: Вы серьёзно? Вы можете думать об этом, и находить аморальным мое мимолетное желание закурить?
Гриф Рифт: Мы на разграбленной планете, где социальная структура позволяет получить образование лишь двадцатой части людей, а остальные восхваляют прелесть ранней смерти.
На голографический экран звездолёта поступает входящий  сигнал.
Гриф Рифт: Вот и они!
Камера переключается на голографический терминал: сад экзотических растений с фонтанами и озерами, рядом с Фай Родис идёт Таэль.
Таэль: Я виделся с друзьями. После просмотра фильмов о вашей... и нашей истории все думают только о том, как сделать жизнь Ян-Ях похожей на земную. Вы должны дать нам оружие!
Фай Родис: Оружие без знания принесёт только вред.
Таэль: Так что же нам делать?
Фай Родис: По диалектическим законам, железная крепость олигархического режима одновременно очень хрупка. Следовательно, вам надо немного мужественных, смелых и умных людей, чтобы разрушить олигархию, и очень много просто хороших людей, чтобы построить правильное общество.
Таэль: Смелых и умных?.. Вы не представляете, как глубоко зашло развращение людей на нашей планете.
Гриф Рифт активирует обратную связь. Таэль слегка отшатывается при появлении рядом с ним голографической проекции пилотской кабины звездолёта и землян.
Фай Родис: Таэль, познакомьтесь с вашими собратьями с Земли, только говорите медленно. У них недостаточно практики в языке Ян-Ях.
Таэль: Вы можете заполнить пропасть нашего незнания?
Гриф Рифт: Поделимся всем, что мы сами изучили. Кроме того, мы откроем вам знания тысяч цивилизаций, входящих в Великое Кольцо Галактик.
Таэль (нервно): На нашей планете есть много людей, куда более заслуживающих знакомства с вами, чем я. Как устроить это? Сюда, в обитель Четырёх, им нет входа.
Гриф Рифт: Можно демонстрировать фильмы и говорить с тысячами людей около нашего звездолёта.
Соль Саин: И обеспечить их защиту.
Олла Дез (входит в рубку и наклоняется к экрану): Мы можем раздавать патроны с видеоинформацией, если наладим сеть распределения.
Появляются остальные члены команды и начинают горячо обсуждать проект.
Родис медленно идет вдоль цветочной куртины к искривленной черной скульптуре, стоящей на пересечении двух садовых дорожек.
Див Симбел:  Самая главная трудность, как всегда, не в технике, а в людях.  Оказывается, вы не умеете различать психическую структуру человека по его внешнему виду.
Нея Холли: Большинство людей Земли обладают этим даром и способностью предвидения событий. Психическая тренировка позволяет каждому подключаться к общему ноосферному полю.
Мента Кор: Когда-то люди не понимали, что тонкое ощущение взаимосвязи происходящего и возможность заглянуть в будущее не представляет собою ничего сверхъестественного и в общем подобно математическому расчету. Пока не было теории протяженности, считалось, что только избранные обладают особым даром ясновидения.
Фай Родис (подходя): Женщины издревле в этом были способнее мужчин. Пока мы не придумали психоиндикатора, придется нам взять на себя его роль. Эвиза, Вир и я, как более тренированные психически, будем отбирать знакомых и друзей Таэля. Так соберется начальная аудитория.
Соль Саин: Пожалуй, вам особенно нужен один род оружия, необходимый для искоренения слежки, доносов, насилия. Это ИКП — пульсационный ингибитор короткой памяти.
Таэль: Мне непонятно назначение ИКП.
Нея Холли: Вы знаете о двух видах памяти? Они управляются в мозгу различными системами молекулярных механизмов. Лишив человека долгой памяти, вы превратите его в идиота. Но, сняв короткую память, все недавно полученные сведения и внушенные психоштампы, вы обезвредите самого опасного врага, не отняв у него возможности вернуться к любой деятельности.
Таэль: Хотя бы к прежней?
Фай: Хотя бы. Но ему придется начинать все заново, как и его учителям.
Таэль: Но это же великолепно! Если еще это оружие небольшого размера…
Соль Саин: Оно будет миниатюрно, чуть больше украшения, какие когда-то носили на пальцах.
Мента Кор: Я возьму на себя обработку информации, а вы начинайте делать браслеты для тормансиан.
Соль Саин: С функциями связи, генератора энергии и молекулярного копирования.
Гриф Рифт пожимает ему руку.
— Отлично задумано.
Камера медленно отдаляется (показывая панораму Садов Цоам). Таэль порывисто опускается на колени перед Фай Родис и целует её руку...
Таэль (восторженно): Спасибо, спасибо!
Родис: У нас не благодарят за подарки. Самая большая радость для человека – отдавать. Мы должны сказать вам спасибо.




Сцена № 25
EXT - Квадратный садик на уступе дворцовой башни. 
Утро.


На заднем плане – древняя стена и лес. Через ограду с колючей проволокой перекинут прозрачный, как бы хрустальный, пронизанный зеленой сеткой лучей мостик. У стены 3 СДФ, создающих защитный купол. По мостику через стену уходят несколько «джи», предварительно пожимая руки Эвизе и Виру Норину. Фай Родис и Чеди Даан стоят на расстоянии, возле СДФ, и провожают взглядом гостей. Под их веками мерцают золотые огни.
Эвиза Танет: Тридцать человек придется отсеять.
Родис кивает.
Таэль, ошеломленно: Так много? Всё это надежные люди. Вы им не доверяете?
Вир Норин:  Мы отметаем не только прямых носителей зла или скрывающих поврежденную, неполноценную психику завистников, но и тех, чьи стремления к знанию и духовной свободе не сильнее естественных для нетренированного человека недостатков психики. (кладет руку на плечо Таэля). Не спешите их обвинять или наказывать.
Фай Родис: Мы видели только техническую интеллигенцию, ученых, людей искусства. Все долгоживущие. А как же молодежь?
Таэль (смущенно):
— Они не получают достаточного образования, и мы почти не общаемся с ними. Поэтому я не знаю заслуживающих доверия… А главное, зачем это им?
Родис (сурово): Я напрасно потратила время на вас,  если вы до сих пор не поняли, что будущее может принадлежать или всем, или никому.
Чеди: У них классовое угнетение хуже, чем у нас при феодализме! Отдает рабским строем!
Вир: Здесь всепланетная олигархия наступила очень быстро из-за однородности населения и культуры.
Таэль: Действительно, у нас резко разделены заслуживающие образования и необразованные. Но ведь они выбираются по реальным способностям из всей массы рождающихся детей. И они вполне счастливы, эти «кжи»!
Эвиза: Совершенно так же, как и вы, «джи». Вы занимаетесь избранным делом, творите, делаете открытия. Тогда к чему ваши поиски и душевные томления?
Фай: Нет, я вижу, что мы достигли еще немногого. Это мой промах! Прогулки отменяются, и мы с вами займемся исторической диалектикой.
Отходят в сопровождении одного из роботов и начинают делать гимнастические упражнения. Фай показывает Таэлю приемы правильного дыхания. Внезапно он опускается на траву.
Таэль: «Кжи» против нас, мы против них, а система веками остается неприкосновенной.
Фай: Разжигание взаимных обид — испытанный прием олигархов.
Таэль: Никто из них не захочет даже разговаривать с теми, кто служит Четырем. Они называют нас убийцами!
Фай: Это отличный знак. Стало быть, «кжи» сохранили классовое сознание. Им можно объяснить цель и смысл борьбы против системы.
Таэль: И вы согласны с «кжи» в обвинении нас?
Фай: Во многом. В капиталистической олигархии чем выше тот или иной класс, группа или прослойка стоит на лестнице общественной иерархии, тем больше в ней убийц, прямых и косвенных, потенциальных и реальных. Виды убийства многообразны. Убивают несоответствием выполняемой работы и условий, в которых она проводится. Отравляют отходами производств и моющими химикатами реки и почвенные воды; несовершенными, скороспелыми лекарствами; инсектицидами; фальсифицированной удешевленной пищей. Убивают разрушением природы, без которой не может жить человек, убивают постройками городов и заводов в местах, вредных для жилья, в неподходящем климате; шумом, никем и ничем не ограничиваемым. Плохо оборудованными школами и больницами, наконец, неумелым управлением, порождающим великое множество личных несчастий, а те ведут к огромному спектру нервных болезней. А случаи, когда «джи» выступают прямыми убийцами, вооружая охранные силы, предназначенные для истребления инакомыслящих? Когда разрабатывают пытки и психологическое подавление, когда создают орудия массового убийства?
Таэль: И поэтому вы так настаиваете на подготовке народа?
Фай: Диалектический парадокс заключается в том, что для построения коммунистического общества необходимо развитие индивидуальности, но не индивидуализма каждого человека. Пусть будет место для духовных конфликтов, неудовлетворенности, желания улучшить мир. Между «я» и обществом должна оставаться грань. Если она сотрется, то получится толпа, адаптированная масса, отстающая от прогресса тем сильнее, чем больше ее адаптация. Ваши ученые не должны сотрудничать с олигархами, несмотря на почести, привилегии, подкуп. Помните, что ваша общественная система основана на подавлении и терроре. Всякое усовершенствование этих методов неминуемо обернется против вас самих.
Эвиза, Чеди и Вир с помощью двух СДФ убирают следы переходного туннеля.
Эвиза Танет (товарищам): Вам не кажется, что эту планету уже невозможно поднять из инферно? Что люди Торманса больше не способны верить ни во что и заботятся лишь об элементарных удовольствиях, ради которых они готовы на все?
Вир Норин:  На Земле так же путались и в природных, и в общественных противоречиях, пока Маркс не сформулировал простого и ясного положения о прыжке из царства необходимости в царство свободы путем переустройства общества.
Эвиза: Когда женщинам Торманса три века назад предложили ограничить деторождение, они расценили это как посягательство на священнейшие права человека. Какие права? Не права, а обычные инстинкты, свойственные всем животным. И до сих пор здесь не могут понять, что свобода может быть лишь от великого понимания и ответственности. Никакой другой свободы во всей вселенной нет.
Чеди: Тормансианам вовсе не важно знать, что их дети будут здоровы, умны, сильны, что их ждет достойная жизнь. Они подчиняются минутному желанию, вовсе не думая о последствиях, о том, что они бросают в нищий, неустроенный мир новую жизнь, отдавая ее в рабство, обрекая на безвременную смерть. Разве можно так легкомысленно относиться к самому важному, самому святому?
Родис подходит под руку с Таэлем.
Таэль: Я слышал, о чем вы говорите. Знайте, что в последующие периоды владыки требовали от женщин рожать больше детей от кого угодно, чтобы превзойти другие страны числом и создать огромные армии. Целые лагеря или фермы производства детей, которых отбирают у матерей после 5 лет, до сих пор остались в дальних районах. Я сам из такого лагеря. Мы с братом никогда не знали отца, или отцов... Потом меня отобрали в «джи», а брат не прошел тесты. Ему уже 23, значит два года осталось до...
Чеди: Какой ужас!
Эвиза (закрывает лицо руками): Простите, Таэль. Я знаю так мало, и до сих пор делаю постыдные ошибки.
Вир: Все мы наделали их множество.
Фай: Нам ли корить вас, когда мне самой хочется как-то расшевелить, разворотить это чугунное упорство, желание сохранять чудовищные порядки?
Чеди: Вы настоящий герой, Таэль, если несмотря на всё, продолжаете бороться и верить в лучшее будущее!
Таэль: Я не всегда верю...
Родис: Вот потому тормансиане и пришли к мистицизму.  Когда человеку нет опоры в обществе, когда его не охраняют, а только угрожают ему и он не может положиться на закон и справедливость, он созревает для веры в сверхъестественное — последнее его прибежище.
Вир: Беда этого общества, что вся социальная борьба в естественном ходе исторического процесса спустилась на дикий бандитский уровень насилия, подобно племенной вражде, знавшей только цель захвата власти, еды, женщин.
Эвиза: Это ужасное состояние безверия, скепсиса, непонимания пути порождает кроме всего еще шизофрению. По секретным подсчетам, на Тормансе около шестидесяти процентов населения — психически больные.



Сцена № 26
INT – командный центр звездолёта.
День.


Див Симбел и Гриф Рифт сидят у пультов в командном центре звездолёта, внимательно глядя на терминал. Нея Холли, Олла Дез, Мента Кор и Соль Саин — в кают-компании. Переборки раздвинуты, и получился огромный амфитеатр. Ярусы заполнены тормансианами. В центре возникает огромное голографическое изображение.
Демонструются разные планеты, их природа, причудливые здания, машины и обитатели.
Следуют клипы с планет Великого Кольца. Кажущееся отсутствие обитателей на планетах около центра Галактики, где под километровыми сводами застыли или медленно вращаются прозрачные диски, излучавшие голубое сияние. В других мирах  - звездовидные формы, окаймленные тысячами ослепительных фиолетовых шаров, в отличие от дисков ориентированные вертикально.
Планеты инфракрасных солнц, населенные высшей жизнью. Едва различимые контуры гигантских зданий, памятников, аркад таинственно чернеют под звездами. Непередаваемо прекрасная музыка разносится во тьме. Дико вертящиеся многоцветные спирали и пульсирующие шаровидные тысячегранники как бы просверливают океан плотной тьмы.
1-Й ЗРИТЕЛЬ: Покажите ещё ваши колонии!
Соль Саин: Вы имеете в виду планету в системе Ахернара?  Она заселена землянами три века назад, и с ней наконец установлено регулярное сообщение! Это первый форпост человечества, выдвинутый далеко в космос!
Соответствующий клип.
2-й зритель: Потрясающе! За это время кожа у них стала сиреневой?
Соль Саин: Да, от излучения зеленой звезды с множеством циркония в спектре.
3-Я ЗРИТЕЛЬНИЦА: А красные туканцы? Они так похожи на вас! Скажите правду, вы их воспринимаете совершенно как равных?  И отношения между ними и землянами, (смущается) могут ли быть, ну...  близкими?
Мента Кор: Вы видите перед собой нас, потомков всех рас Земли! Чем больше разнообразие, тем больше обликов красоты, длиннее срок существования людей как вида.
Ропот в зале, некоторые указывают на сидящих рядом чернокожую Менту и бледнокожую Оллу, возбужденно жестикулируют.
Нея Холли: Я как биолог, могу рассказать о проблеме совместимости. Когда мы вступили в контакт с человечествм Эпсилон Тукана, на Земле возникла настоящая эпидемия влюбленностей в красных людей! (улыбается) Но оказалось, что браки между нами обречены на бесплодие; это принесло немало разочарований. Сейчас биологические институты обеих планет сосредоточили свои усилия на преодолении препятствий. Уверена, что задача будет скоро разрешена.
4-Й ЗРИТЕЛЬ: А как вы предотвращаете перенаселение?
Соль Саин: Регулируем экономику и деторождение в первую очередь. И продолжаем осваивать планеты, не заселённые высшей мыслящей жизнью. Главная цель всех наук одна: счастье человечества
1-й зритель: А из чего складывается ваше счастье?
Соль Саин: Из удобной, спокойной и свободной жизни, с одной стороны. А также из строжайшей самодисциплины, вечной неудовлетворенности, стремления украсить жизнь, расширить познание, раздвинуть пределы мира.
2-ой зритель:  Но это же противоречит одно другому!
Олла Дез: Напротив, это диалектическое единство, и, следовательно, в нем заключено развитие!
Мента Кор: При великом множестве людей на Земле все это стало возможным лишь после изобретения компьютеров. С помощью этих же машин мы осуществили тщательную сортировку людей. Подлинная борьба за здоровье потомства и чистоту восприятия началась, когда мы поставили учителей и врачей выше всех других профессий на Земле. Ввели общественное воспитание. С одной стороны, строго дисциплинированное, коллективное, с другой — мягко индивидуальное. Люди поняли, что нельзя ни на ступеньку спускаться с уже достигнутого уровня воспитания, знания, здоровья, что бы ни случилось. Только вверх, дальше, вперед, ценой даже серьезных материальных ограничений.
5-й зритель (поднимает руку и представляется):  Чадмо Сонте Тазтот, «познавший змея». Но у нас ведь тоже есть компьютеры!
Соль Саин: Я, кажется, понял, в чем дело.  У вас нет соответствия между количеством населения и ресурсами.
5-й зритель: А у вас есть?
Соль Саин: Это первейшая задача Совета Экономики. Только в соответствии числа людей и реальных экономических возможностей основа уверенности в будущем.
Tags: важнейшим является, светить - и никаких гвоздей!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments