aerys (aerys) wrote,
aerys
aerys

Categories:

В час быка - 12

По просьбам радиослушателей, присутствует эротическая сцена. Уберите от экранов детей и мелких зверюшек!

Сцена № 43
Заброшенный город Кин-Нан-Тэ.
День.

Тор Лик, Тивиса Хенако и Гэн Атал в сопровождении роботов вступают в руины древнего города.
Восьмигранные, многоэтажные, чуть суживающиеся кверху башни с пышными орнаментами, выступами и балконами, похожие на архаические пагоды Земли, горделиво поднимаются над развалинами, простирающимися по периферии древнего города.
Остатки стен сверкают пестротой облицовки с повторяющимися изображениями пугающе искривленных лиц или стилизованных розеток из дисковидных цветов Торманса. Другие пагоды опоясаны тонкозубчатыми гребёнками из чёрного металла, чередующимися с этажами из серых металлических плит, испещрённых иероглифами, или из решёток, прорезанных крестовидными отверстиями. Основания колонн изображают или связанных людей, раздавленных тяжестью, или чешуйчатые кольца змей.
Земляне осторожно идут по середине улице, избегая обвалов зданий. Тор Лик заглядывает в одну из пагод, и углубляется внутрь.
Тивиса: Где ты, Тор?
Тор: Ш-ш-ш! Уходи отсюда, здание еле держится.
Тивиса: Что ты нашел интересного в этой пыльной комнате?
Тор: Она отделана минералами из глубин Торманса, совсем похожа на такую же в Уральском горном музее. Внутренний состав планеты, как и можно ожидать, очень близок к земному. Следствие этого — почти однозначная гравитация и характер геологических процессов.
Тор и Тивиса выходят из здания на квадратную площадь, где ждёт Гэн Атал. От полуразрушенной башни спускается древняя широкая лестница. Снизу несутся крики.
Гэн Атал (приказывет роботу): Излучатель защитного поля!
На верхней площадке лестницы появляется толпа оборванных и грязных с тупыми лицами, как будто одурманенных наркотиком, людей. Впереди волокут истерзанных женщину и мужчину, нагих, в грязи, в поту и крови. Распустившиеся длинные волосы женщины скрывают опущенное на грудь лицо.
Пленнице выворачивают руки, один из толпы сильным пинком сбивает её с лестницы, и женщина катится к уродливым статуям (огромные лица, искаженные в смехе, гримасах и циничных ухмылках). Мужчина-пленник вырываеся и сбивает с ног вожака банды, молодого мужчину в распахнутой куртке, они дерутся. Гэн Атал отделяется от стены, но, прежде чем он делает шаг, полуголый выхватывает из-за пояса зазубренный, как гарпун, кинжал и вонзает по рукоятку в спину пленника. Тор Лик и Тивиса выбегают на площадь и оттаскивают пленника и женщину в сторону, под защиту стены. Из толпы вылетает второй такой же нож, и ударяется о защитное поле, перекрестно включённое двумя СДФ. Третий робот подбегает к раненому и обследует его манипуляторами, одновременно делая инъекцию и дезинфицируя рану. Тивиса подкладывает подушку ему под голову и приближается к женщине.
—Позвольте вам помочь! Вы ранены? Как ваше имя?
Женщина слабо стонет: Ни-Да-Вит... Нида... Кто вы?
Тивиса: Мы путешественники, пришли издалека, чтоб изучить город.
Нида: Никто сюда не ходит.
Тор Лик: Откуда взялись вы с вашим другом? И эти негодяи?
Нида: Я вам ничего не скажу! (Закрывает глаза.)
Гэн Атал (глядя на пытающихся пробиться сквозь защитное поле тормансиан): Я вспомнил одну из лекций Фай Родис о чудовищной жестокости, накапливавшейся в психологии древних народов. Из-за униженности перед владыками жизни в любом образе — зверя, бога, властелина — возникает потребность торжества через изощрённое издевательство над всеми попадающими во власть подобных нелюдей.
Тивиса: Нет, я должна поговорить с ними! (Направляется к проёму в стене).
Появление Тивисы вызывает крики толпы, заполнявшей площадь. Тивиса поднимает руки, показывая, что хочет говорить. С двух сторон подходят, очевидно, главари банды — полуголый с волосами, стянутыми в узел, и татуированный — в сопровождении своих подруг.
Тивиса: Кто вы? Что вам нужно?
Татуированный: А кто вы?
— Ваши гости с Земли!
Четверо хохочут, тыча пальцами в Тивису.
— Почему вы смеётесь?
Полуголый: Наши гости! Скоро ты будешь наша шлюшка!
Тивиса: Что вы делаете? Почему бьёте и мучаете таких же людей, как вы? Разве вы не понимаете, что катитесь в бездну без возврата, что накопленная в вас злоба обращается против вас же?
Одна из женщин, ощетинившись, как разъяренная кошка, внезапно приближается к Тивисе.
— Мы мстим!
— Кому?
— Всем! Им! Тем, кто умирает бессловесным скотом!
— Но почему скотом?
Лицо женщины искажается.
— А! Ты чистая, красивая, незнающая! Бейте её, бейте всех! Что стоите, трусы!
Тивиса отходит обратно.
Тор Лик: Что ты можешь ещё, Тихе?
Тивиса: Будь вместо меня здесь Фай Родис!
Гэн Атал: Боюсь, что и она не добилась бы от них ничего хорошего. Разве что применила бы свою силу массового гипноза… Ну, остановила бы их, а что дальше? Мы их тоже остановили, но не избивать же их лазерным лучом, спасая наши драгоценные жизни!
Тор Лик (обращаясь к своему СДФ): Выдвигай антенну.
Тивиса: Что, уже пора?
Гэн: Сейчас «Тёмное Пламя» создаст отражательное «зеркало» в верхних слоях атмосферы над городом. Посоветуемся и вызовем самолёт.
Индикатор связи показывает синий огонёк. Раздаётся низкий, похожий на отдалённый гром сигнал звездолёта. Синий огонёк СДФ сменяется жёлтым. У экрана Мета Кор и Гриф Рифт.
Тивиса: Мы окружены в руинах города (демонстрирует круговую съёмку происходящего).
Гриф Рифт: Насколько хватит защиты?
Гэн Атал: Всё зависит от того, как часто нас будут штурмовать.
Гриф: Рассчитывайте на самое худшее.
Гэн: Тогда самое большее — на восемь часов.
Гриф: Наш дисколёт пролетит эти семь тысяч километров за пять часов. Скоростная ракета пришла бы через час, но при недостаточном знании физики планеты её нельзя нацелить с нужной точностью. Может быть, вам пробиться за город?
Тор: Нельзя. Боюсь, что без жертв не обойтись.
Мента: Тогда не стоит присылать и дискоид. Пусть тормансиане сами разберутся. Их самолёты пролетят до Кин-Нан-Тэ тоже не более пяти-шести часов.
Гриф: Сейчас свяжусь с Родис. Подключаю запись. Дайте видеоканал для снимков. И держитесь!


Сцена № 44
Рабочий кабинет Чагаса.
Вечер.


Входит Фай Родис.
Фай: Группе исследователей хвостового полушария срочно требуется помощь!
Чагас (лениво отворачиваясь от экрана): Неужели так срочно?
Фай: Спасая ваших сограждан, они сами подверглись нападению. Посмотрите. (Проецирует на его компьютер снимок осаждённых, переданный со звездолёта.)
Чагас: Я предвидел подобную возможность, поэтому управители на местах отговаривали ваших исследователей от рискованного путешествия.
Фай: Но им же не объяснили степень опасности!
Чагас: Каждый зональный управитель стыдится говорить об этих преступниках. Их зовут «оскорбителями двух благ».
Фай: Двух благ?
Чагас: Ну конечно — долгой жизни и лёгкой смерти. Они отказались от той и другой и поэтому должны быть уничтожены. Государство не может терпеть своеволия. Но они спасаются в заброшенных городах, а недостаток транспорта затрудняет борьбу с ними.
Фай: Я говорила с чиновниками, и мне сказали, что полётами из-за недостатка горючего распоряжается только Совет Четырёх!
Чойо Чагас: Верно.
Фай: Мы непозволительно медлим, потерянные минуты могут обернуться вредом для наших товарищей. Хотя они надёжно защищены, но ёмкость батарей ограниченна.
Узкие, непроницаемые глаза Чойо Чагаса пристально следят за Родис.
Чагас (язвительно улыбаясь): Ваши машины-девятиножки обладают убийственной силой.
Фай: Конечно, у каждого СДФ есть резательный луч, инфразвук для обрушения препятствий, наконец, фокусированный разряд… Но я не понимаю вас!
Чагас: Такая проницательная женщина — и не может понять, что, вместо того чтобы расходовать энергию на защитное поле, надо истребить нападающих?
Фай: Наши люди этого не сделают!
Чагас: Даже если вы прикажете им?
Фай: Я не могу отдать такого безнравственного приказа. Но если б даже и попыталась, всё равно никто его не исполнит. Это один из главных устоев нашего общества.
Чагас: Непостижимо! Как может существовать общество на таких зыбких устоях?
Фай: Объясню вам после, а сейчас прошу, не тратя времени, отдайте приказ! Мы можем послать свой дисколёт, но он летает не быстрее ваших охранных самолётов, и главное — мы не знаем, как обращаться с такой дикой толпой по вашим законам. Что вы применяете в подобных случаях? Успокоительную музыку или Газ Временной Радости?
Чагас: Газ Радости! Пусть будет так! Раз уж приходится расходовать топливо, это должно быть эффективно...
Фай: Спасибо! Но о каком эксперименте вы думаете?
Чагас: Мне самому хотелось бы задать вам несколько вопросов. Будете ли вы после полученного урока стремиться в удалённые области планеты?
Фай: Нет. Эта экскурсия была вызвана исключительно желанием наших исследователей увидеть первобытную природу Ян-Ях.
Чагас: Что ж, они её увидели!
Фай: Опасность пришла не из природы. «Оскорбители» — продукт человеческого общества, построенного на угнетении и отсутствии равенства.


Сцена № 45
Комната Вир Норина.
Ночь.

Вир Норин и Сю-Те в постели. Она обнажена, он в тормансианских брюках и рубашке, осторожно целует её грудь и трогает губами соски.
Сю-Те: (открывая глаза): Ты меня не хочешь?
Вир: Как я могу тебя не хотеть? Ты прекраснее всех на свете!
Сю-Те: Но... ты...
Вир: Солнышко, есть много способов заниматься любовью. Мы будем делать только то, что ты захочешь, когда ты готова.
Сю-Те: А сам ты не хочешь получить удовольствие?
Вир: Ты даже не представляешь, как мне с тобой хорошо.
Сю-Те: Я ничто по сравнению с вашими женщинами. Что ты во мне нашёл?
Вир: У наших женщин нет таких голубых жилок на груди. И мозолей на пальчиках (целует пальцы Сю-Те, облизывает мизинец). Ты уникальна.
(Наклоняется к её бёдрам и начинает заниматься оральным сексом. Сю-Те замирает и нервно смеётся).
Вир: Если тебе плохо, только скажи.
Сю-Те: Это непристойно!
Вир: Солнышко, нет ничего непристойного в твоём теле. Все его уголки чудесны. Ты пахнешь пионом. Смотри, это такой цветок (водит пальцами по внутренней поверхности бёдер девушки), у него вот такие лепестки....
Сю-Те: У вас для всего есть слова!
Вир: У нас тоже появятся свои слова. И ласки.
Сю-Те (расстегивает на нем рубашку): Я хочу чувствовать твою кожу!


Сцена № 46
Заброшенный город Кин-Нан-Тэ.
Ночь.

Земляне сидят в полуосвещённой палатке, раненый лежит в прозрачном медицинском боксе, тормансианская женщина – на мягком спальном мате.
Толпа беснуется за преградой силового поля,
Гэн Атал: Может быть, им нужны наркотики?
Тор Лик: Не сомневаюсь, что у них есть одурманивающие средства. Достаточно взглянуть, как они двигаются. Но суть бедствия в другом — в потере человечности.
Тивиса Хенако: Руководимые лишь простейшими инстинктами, подобные люди сбиваются в стадо, где главное развлечение — садистские удовольствия. И перестроить их психику, непосредственно обращаясь к человеческим чувствам, нельзя. Надо использовать особые методы…
Раненый приходит в себя и пытается подняться. Стенка бокса раскрывается.
Тивиса: Вам уже лучше? Меня зовут Тивиса.
Раненый: Что... произошло?
Тор: Вы были ранены ножом в спину. Мы вам помогли.
Раненый ощупывает свою спину, тело, с изумлением поднимает руки и прикасается к лицу. Все царапины зажили и даже морщины сгладились.
Гэн: Теперь вы можете помочь нам. В первую очередь, объясните, почему на вас напали.
Раненый: Почему? Им не важна причина. Это кжи, которые потерялись детьми или бежали и сбились в банды. Мужчин убивают или калечат и заставляют работать на них, а женщин насилуют.
Тивиса: Значит, вы не из них? Как ваше имя?
Раненый: Нет... Меня зовут Вэнь-Ролло-Мин.
Тор: Так вы из другой банды?
Вэнь: Нет! Мы просто пытаемся выжить!
Нида (просыпаясь): Не говори им ничего! (вскакивает, оглядывая палатку).
Гэн: Вам нечего бояться. Мы не змееносцы и не лиловые.
Вэнь: Нида, мы живы только благодаря им.
Нида: Надолго ли?
Тор: Мы вызвали самолёт из столицы.
Вэнь: Карателей? Что вы натворили?!
Нида: Они убьют всех, и вас тоже. Им не нужны свидетели (со стоном роняет голову на подушку).
Тор: Мы пришли издалека. А вы отказываетесь что-нибудь объяснять!
Вэнь: Из какого вы далека, если ничего не знаете? Мы беглые, наш лагерь в горах. Пошли в город поискать припасов. Я — бывший механик горнорудных машин, попал в аварию и должен был отправиться во Дворец Нежной Смерти...
Тивиса: Откуда вы бежали?
Вэнь: С рудников. Консорциум Найлай, где добывают ископаемое топливо и редкие минералы. Принадлежит Ка Луфу и семье Ян-Ях. А вы хотели бы всю жизнь гнуть на них спину, по 12 часов за смену?
Гэн (улыбаясь): Конечно нет, товарищ!
Tags: важнейшим является, светить - и никаких гвоздей!
Subscribe

  • Обретение этики

    В связи с очередным выбросом кретинизма а-ля "все пропало, шеф, кругом одни трансы и меньшинства, некуда простому российскому гомофобу голову…

  • Стенания режиссера Богомолова

    Похищение Европы! Самокастрация! Стена плача! Пожар собора! Репрессивная машина! Министерство Правды! Квир-социализм! Сексуальная контрреволюция!…

  • Уроки российского протеста

    1. Эта власть уселась прочно, ощетинившись количеством и амуницией силовиков: нацгвардии, омоновцев, и прочей охранки, судейских, чиновников. Каждый,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments