aerys (aerys) wrote,
aerys
aerys

Categories:

СССР- 2091

СЧАСТЬЕ ДЛЯ ВСЕХ, ДАРОМ

  Она увидела его в холокамеру, за забором летней резиденции О’ Хиггинсов.
  Они все жевали бетель: дочь верховного судьи, троюродный брат президента, племянник епископа. В последнее время опрощение стало модным – они бросили юзать и перешли на легкие природные стимуляторы, коку и другие листья.  Уходили на яхте, снова закидывались и занимались сексом. Когда становилось скучно, подглядывали за прислугой в домиках и кустах. Открылось несколько интересных вещей, но они ничего не сказали секьюрити. Вместо этого Мигель поймал хорошенькую горничную и пригрозил ей потерей места. Она ударилась в слезы, что всем ужасно понравилось, и с тех пор они забавлялись с ней как хотели, по очереди и вместе  - это было самое интересное переживание в то лето.
  Молодой человек в чем-то облегающем, вроде полевой формы стоял на подъездной аллее перед воротами. В руках у него был обрубленный цилиндр непохожий ни на что, виденное ей прежде, и весь он был какой-то нездешний. Не успела она  удивиться, как посторонний попал в запретную зону частного побережья и посмел приблизиться к вилле  -  человек расправил тонкую рамочку за плечами, и плавно поднялся в воздух. Она едва успела зажать себе рот рукой.
  - Реймарк, Сусанна, какого черта вы там возитесь? Идите отвлеките охрану. Да, нужно сейчас, и придумайте что хотите. Я сделаю вид, что беру машину. Вернусь и узнаете, всё, пока!
  Она наскоро замотала парео, набросила на голову шарф и стремительно выбежала на движущуюся дорожку мимо теннисных кортов и кортов поло, в гараж, где стоял вертолет, несколько амфибий и десятки машин, она проскользнула между хищными закругленными силуэтами, не успев подумать  что надо сказать и сделать. Она только смутно догадывалась, кто это такой: один из полоумных атеистов и коммунистов с далекого берега, совсем новая будоражащая загадка, часть жизни, которая была – даже для неё – недоступной и до смерти пугающей.  Чтобы не говорить об этих со страхом и презрением как старшие, они с друзьями привыкли смеяться  - до колик, над очередными постановлениями, причитаниями о труде, равенством всех нищих.
  - Что вам здесь нужно? – выпалила она, задрав голову.  – Немедленно убирайтесь!
  Парящая над воротами фигура снизилась, и некоторое время рассматривала её, очень холодно, несмотря на роскошные волосы, гладкую кожу и полупрозрачную ткань. Наконец он отозвался официальным тоном.
  - Вы проживаете в этом  доме? - голова небрежно мотнулась в сторону резиденции,  холмов, пляжей как будто этот пролетарий с детства привык к роскоши.
  - Я гощу в одном из поместий моих друзей, -  отозвалась она так надменно как умела, - а вам-то что? Если вы пришли собирать пожертвования, здесь не подадут.
  - Возможно, вы захотите передать своим друзьям, что их самовольно захваченное поместье, - он иронически выделил это слово , как будто передразнивая чьё-то жеманство,  и кровь бросилась ей в лицо, - действительно преграждает пути миграции форели и некоторых видов редких животных. Стена и скоростное шоссе, пересекающее заповедник и проложенное вопреки даже вашим законам...
  - Да вы рехнулись! Эта земля принадлежит семье уже пятьдесят лет, и никто не посмеет поднять руку...
  - Это действительно не в моей компетенции, - ледяным голосом осадил он её напор, - вопросами перераспределения заграбастанной несколькими семействами земли и присвоенной собственности займется будущее народное правительство. Я представлю экспертное заключение, о котором меня просили  в биологическом институте.
  - А кто вы такой?! Я имею право знать, кто нам угрожает!..
  - Моя фамилия Корин, и я работаю в консульстве Объединенного Союза. По образованию эколог, имею эквивалент вашей докторской степени в Московском университете и преподаю в Сорбонне.
  Коротко кивнув, словно бросая вызов врагу, он потянулся к заплечной рамке.
  - Стойте, пожалуйста! Так нельзя. Меня зовут Вероника.

  Она рассказала Корину о том, что мечтает учиться в Сорбонне – глядя на него трагическими, с поволокой глазами – и о том как несправедливо, что они отгородились от всего остального мира и ненавидят каждого, кто хорошо живет, и завидуют простым  радостям; и что их врач - из простой семьи, только он долго учился, и добился в жизни многого; и как она любит смотреть на картины в галерее епископа, иногда часами стоит и впитывает душу произведения, а  полотер напился и накарябал на полотне 17-го века неприличное слово, и она плакала; и как она в детстве обожгла колено, помогая готовить рождественский торт для бедных малышей – смотрите, прямо вот тут.
  Он оказался очень внимателен, из глаз этого медведя ушел прежний холод, и только когда он, взяв её за руку, посоветовал готовиться к переменам в жизни, да ещё когда интересовался, что случилось с вандалом-уборщиком и где он теперь – что-то царапнуло её.
  - Ты понимаешь, что он мог с тобой сделать? - сердито спрашивал Мигель, а вся компания, сгрудившись, рассматривала подарок – голозначок с евразийскими видами. - У них гравиторы, парализаторы,  по слухам - аппараты искривления  пространства, а их солдатня носит защитное поле. Мерзавцы, шпионы из консульства уже в собственном доме учат нас жить, настала пора вычистить заразу!
  - Откуда там такое оружие? - спросил Реймарк.
  - Захватили Европу и загребли все передовые разработки, - фыркнул Мигель.  –  У этих фанатиков ума не хватит самим что-нибудь изобрести. Но повсюду растет недовольство диктатурой, и скоро их режиму конец. Так уже случилось лет сто назад, и опять повторится.
  - Ты думаешь, это действительно может случиться здесь, - встревоженно спросила Джуди, - если выборы выиграет эта их партия? Они нас всех расстреляют?
  - Посмотрим, кто кого, - процедил Мигель, а Вероника рассмеялась и сказала, что если они придут к власти, им захочется попробовать что-то получше своих чумичек  - и она не против стать подругой пролетарского диктатора и подписывать расстрельные списки, в этом есть своя изюминка, и возможно ей доведется спасти кого-нибудь.

  А ещё через полгода они сидели всю ночь у визоров и смотрели на нового красного президента республики, который не был уже президентом, на народную милицию и трудовые советы. Остатки разоружаемых офицеров взбунтовались, но потерпели поражение, а частные армии банкиров и охранники бросили посты и разошлись. Исчезли слуги, и впервые Веронике с матерью пришлось самим готовить себе завтрак.
  Утром вежливо позвонили в дверь, по парадной лестнице огромного холла поднялся Корин – и Вероника никому в жизни так не радовалась как ему. Она грациозно побежала навстречу, раскинув руки – и наткнулась на чей-то ненавидящий взгляд. Позади стоял рыжеволосый юноша, обнимающий за плечи  сразу двоих, одна из них, в красной косынке, была та самая девка, горничная О’Хиггинсов. И пока Корин говорил, что он как старый знакомый зашел разъяснить декреты новых властей, благо, консульство по соседству – та что-то зашептала на ухо подружке, и смерив Веронику взглядом, ответила  вполне отчетливо: «Нет, я не буду подавать в суд!» И Вероника выпалила, вздернув подбородок: «Товарищи, не верьте ни одному слову этой дряни, её уволили за лень и нечистоплотность, она постоянно врала!», а поломойка залилась краской в тон своей дешевой тряпке и вылетела за дверь, и Корин пошушукался с остальными и покачал головой, и мама закричала: «Не трогайте мою девочку!»
  Никто её не тронул, их всех осведомили о новых временных правилах переходного периода и пригласили на референдум. Их даже не выселили из дома, они сами ушли, не в силах обслуживать трехэтажный особняк, потому что все банковские счета  были закрыты, и Вероника жила в молодежной коммуне, а Реймарк был в джунглях медбратом, а Сюзи поступила в университет. Мигель был самым безрассудным в компании, он никого не боялся и был ранен в перестрелке с красной гвардией, но и его доставили в госпиталь, потом стабилизировали – и он заново учился ходить и рисовать красками.
Subscribe

  • комната 101

    Сын съехал и живет самостоятельно. Из его спальни мы сделали крошечный спортзал.

  • Превратности судьбы

    Кто еще не видел мои последние достижения на автостраде, вот они: Прокатилась в Чикаго по рабочей необходимости, с ветерком. Все…

  • Хургада - 3

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • комната 101

    Сын съехал и живет самостоятельно. Из его спальни мы сделали крошечный спортзал.

  • Превратности судьбы

    Кто еще не видел мои последние достижения на автостраде, вот они: Прокатилась в Чикаго по рабочей необходимости, с ветерком. Все…

  • Хургада - 3