Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

Управление и руководство у Ефремова

При пристальном наблюдении похоже, что ЕС и Китай движутся к разным формам социализма (как известно из "Манифеста", разновидностей социализма может быть много - и прогрессивных, и регрессивных).
КПК (Коммунистическая партия Китая) на последнем съезде официально признала современный Китай всего лишь развивающейся страной, а следующей целью - построение социализма. То есть, они не обольщаются материальным прогрессом, и признают, что даже первая фаза социализма в Китае еще не достигнута. Так и есть, учитывая наличие частной собственности и имущественное неравенство между гражданами.
ЕС - конгломерат неравномерно развитых стран с капиталистической или пост-социалистической экономикой, большинство из которых декларируют себя социальными государствами, то есть, обеспечивающими хотя бы некий уровень выживания для населения. Эта неравномерность развития как материального базиса так и надстройки, еще долго будет препятствовать формированию общеевропейского пространства и единого политического вектора.
На подходе - американский вариант социализма (смотрите и слушайте Берни Сандерса)!

Так что интерес к левой идеологии будет только расти (разумеется, не среди московских дизайнеров с бабушкиными квартирами или украинских национальных возрожденцев, эти безнадежны).

И. А. Ефремов интересен не только тем, что он - выдающийся ученый и замечательный писатель, но и тем, что он - один из немногих - непротиворечиво и последовательно описал коммунистическое общество и путь к нему. Коммунизм - это бесконечное развитие социума и каждого человека, ограниченное лишь необходимостью борьбы со стихийными силами природы. Не надо обольщаться: энтропия вселенной безжалостна и безразлична к возникшему разуму, и только рост научной и технической мощи человечества вместе с духовной закалкой каждого человека способны противостоять неумолимым физическим законам, используя их в интересах разумной цивилизации.

Итак, место действия: Эра Великого Кольца, обозначающая переход от обустройства Земли, воссоздания и научного планирования её ноосферы и биосферы, к межпланетным контактам и и обогащением знаниями нечеловеческих миров. Идет подготовка к первым визитам на Землю представителей иных цивилизаций "с недалеких звезд из Змееносца, Лебедя, Большой Медведицы и Райской Птицы." Позади столетия Эры Общего Труда (строительство социализма завершено, материальное изобилие и забота о благосостоянии, психическом здоровье и свободном развитии каждого человека стали элементарными основами жизнеустройства).

По Ефремову, научная  работа и художественное творчество - естественное призвание каждого. "Автоматизация производительных сил общества создала аналогичную [рефлексам нервной системы] рефлекторную систему управления в экономическом производстве и позволила множеству людей заниматься тем, что является основным делом человека - научными исследованиями. Мы получили от природы большой исследовательский мозг, хотя вначале он был предназначен только для поисков пищи и исследования её съедобности."

Один из главных героев книги - заведующий внешними станциями Великого Кольца, одного из важнейших научных центров нового мира. Мы встречаемся с Дар Ветром отнюдь не в разгаре его деятельности, а совсем наоборот -  выдающийся, известный всей планете человек уходит в отставку и вводит своего преемника в курс дел. У него депрессия, вызванная стрессом шестилетнего пребывания в должности. "Когда со зловещим упорством стали повторяться приступы равнодушия к работе и жизни - одного из самых тяжелых заболеваний человека - Эвда Наль, знаменитый психиатр, исследовала его... Оставалось лишь переменить род деятельности и лечиться физическим трудом..." Даже не стану разбирать эти две строки: из них мы больше узнаём о мире "Туманности Андромеды", чем из сотни критических статей.
Преемник  - Мвен Мас - молодой талантливый организатор, не устоявший перед соблазном осуществить свою мечту о победе над временем и пространством. В первый же рабочий день в роли главы Совета Звездоплавания Земли, во время внеочередного сеанса космических передач, он открывает новый прекрасный мир, влекущий землянина не только абстрактными преспективами обмена информацией, но и мощным эмоциональным зарядом. "Впервые за восемьсот лет... из глубин вселенной появилась планета с братьями не только по разуму, но и по телу." Уже знакомый и почти привычный Заф Фтет с 61 Лебедя, планеты оранжевого и алого солнц, "серокожий человек с круглыми как у совы глазами, обведенными кольцами серебристого пуха" - и юная краснокожая женщина, отличающаяся от землянки только отточенной, ослепительной красотой лица и тела.
Мвен находит гениального ученого Рен Боза, которому для проверки его безумных идей нужен только эксперимент космического масштаба. Но зря, что ли, он теперь начальник, и в его руках запасы всей земной энергии и аппаратура внешних станций? Для очистки совести друзья спрашивают совета у Ветра, который теперь работает в археологической экспедиции. Он не проводил бы опыта, дожидаясь постройки опытной установки на Луне. Поле тяготения меньше, соответственно меньше масштаб эксперимента и меньше риск - но сотня лет, необходимая для завершения проекта, не позволит никому из них увидеть результат!
Без разрешения, без всепланетного обсуждения, с риском для добровольных участников, зная об аналогичных прецедентах с гибелью людей - Мвен Мас все равно ставит опыт. Дальнейшее известно, надеюсь, всем, кто читал "ТА". Рен Боз искалечен, установка и околоземные спутники разрушены (Дар Ветру их потом восстанавливать), но хоть опыт удаётся. Наука делает огромный скачок вперед. Виновника судят.



"Мы решаем проблемы использования производительных сил в крупном масштабе, отбросив мелкоутилитарные, приспособленческие тенденции старой экономики. Однако и до сих пор иногда люди не понимают момента удачи, потому что забывают о непреложности законов развития. Им кажется, что строение должно подниматься без конца. Мудрость руководителя заключается в том, чтобы своевременно осознать высшую для настоящего момента ступень, остановиться и подождать или изменить путь. Таким руководителем на своем очень ответственном посту не смог быть Мвен Мас. Выбор Совета оказался ошибочным. Совет подлежит в этом ответственности наравне со своим избранником."
Строится лунная станция для подготовки будущих исследований, а Совет Звездоплавания отдает приоритет другому проекту создания форпоста человечества в дальнем космосе:
"Планеты-близнецы циркониевой звезды очень похожи на нашу. Они непригодны или трудно освояемы для обитателей открывшей их цивилизации... Достигув этих планет, мы выдвинемся далеко в космос, и не... на маленьком мирке искусственного сооружения, а на крепкой базе...для организации удобной жизни."

Второй герой книги - Эрг Ноор, капитан звездолета "Тантра" и начальник космической экспедиции. "Там, на Земле уже давно не осталось столь единоличной ответственности - всегда принимает решение та группа людей, что и призвана выполнять работу. А если случается что-нибудь особенное, мгновенно можно получить любой совет, самую сложную консультацию. Здесь советов получать негде, и командиры звездолетов пользуются особыми правами. Было бы легче, если бы такая ответственность длилась два-три года, а не десять-пятнадцать лет - средний срок звездной экспедиции!"
Эрг Ноор вытаскивает тридцать седьмую звездную из самого тяжелого положения, в которое только попадали земные корабли, не потеряв ни одного члена экипажа. В коме только женщина, которую он полюбил за годы совместной работы. Захваченная притяжением "железной звезды" экспедиция пытается одновременно исследовать судьбу второго земного звездолета, найденный на планете загадочный спиралодиск, и переправить на "Тантру" топливо с "Паруса" - неординарная инженерная задача в условиях повышенной гравитации и появления опасных форм жизни. В последний момент Ноор отказывается от продолжения попыток вскрыть чужой корабль.
".. мы не можем задерживаться более на этой планете. Здесь надо вести исследование в танках высшей защиты, а мы только погубим экспедицию."

И наконец Веда Конг - историк, подруга сначала Эрга Ноора, потом Ветра. Она тоже руководит экспедицией, обнаружившей хранилище знаний и объектов древней (то есть, нашей) цивилизации. Горные породы нестабильны, и в процессе проникновения в последнюю пещеру происходит обвал. К счастью, все археологи успевают выбраться. Что за бронированной дверью: бесполезное теперь оружие или сокровища искусства? Можно ли выбрать породу и укрепить свод? Вывод - нецелесообразно.
" - Мы оба - товарищи по несчастью. Могу вас уверить, что еще не раз будем ударяться о стальные двери..."

"Золото родине - будет!
Но это всего лишь металл,
Главное золото - люди,
Те, кто его добывал."
(Олег Митяев)

В час быка - 20

Сцена № 71
Комната Фай Родис (Храм Времени).
Ночь.

Фай Родис, спящая в кровати, просыпается и прислушивается. Раздаётся сильный шум: грохот, голоса людей.
Камера показывает коридор, заполненный карателями и охранниками, которые расступаются, освобождая путь техникам, несущим громоздкий аппарат.
Фай Родис становится видна в дверном проёме спальни. Входная дверь открыта, её перегораживает плёнка защитного поля. Охранники, увидев Фай Родис, начинают суетиться, показывать на неё и делать знаки стоящим позади техникам. Фай Родис усиливает поле, серая стена скрывает происходящее в коридоре.
Фай Родис вызывает “Тёмное Пламя”. По мере разговора камера переключается на говорящего.
Фай Родис: Рифт, я в опасности. Похоже, меня хотят убить или взять в плен. Они принесли какой-то огромный аппарат ко входу.
Переключение камеры на интерьер звездолёта. Звучит общий сигнал тревоги. Земляне сбегаются в командный центр.
Гриф Рифт: Я давно опасался чего-нибудь подобного и не переставал удивляться твоей игре с Чагасом.
Фай Родис: Это не он. Чагас сейчас в секретных покоях.
Гриф Рифт: Тем хуже. Чем ничтожнее власть имущие, тем они опаснее. Я прилечу, не теряя ни секунды. Неужели вы наконец будете на корабле, а не в аду Торманса?
Фай Родис: Здесь множество людей ничем не хуже нас, и они обречены в нём оставаться до смерти.
Гриф Рифт: Немедленно уходите!
Камера “выхватывает” быстрые манипуляции Гриф Рифта на голографическом экране звездолёта.
Раздаётся тревожный сигнал браслета, и Фай Родис переводит взгляд на него, после чего взволнованно говорит: Поле слабеет! Они разрушают его!
Раздаётся треск. Прибор нападающих прорывает защитное поле, закрывающее вход в комнату. Фай Родис отступает назад и устанавливает защитное поле вокруг себя. В комнату врываются охранники, указывая на Фай Родис, стоящую в центре переливающегося защитного купола. Техники переносят генератор и направляют его раструб на защитное поле. Оно начинает колебаться, разрываться и терять “густоту”. Фай отступает к стене. Защитное поле полностью исчезает.
Экран звездолёта подёргивается цифровыми помехами и искажениями (как при нестабильном приеме спутникового сигнала).
Гриф Рифт: Фай, любимая, что происходит?!
Фай опускается на колени перед СДФ:
— Поздно, Гриф! Я погибла. Приказываю и умоляю вас: не мстите! Нельзя вместо светлой мечты о будущем посеять ненависть и ужас в народе Торманса! Самоуничтожение через минуту!
СДФ включает обратный отсчёт.
Фай Родис видит в луче аппарата свою дочь, протягивает к ней руки и шепчет:
— Другого пути нет, Джелль! Я не могу попасть к ним в руки живой. Прости!
Ворвавшиеся «лиловые» с торжествующими криками бросаются к Родис. СДФ взрывается, уничтожая всю толпу вместе с аппаратом. Храм Времени тает в шарообразной вспышке мощного взрыва. Ослепительный голубой огонь возносит пепел в верхние слои атмосферы. Камера показывает планету, опоясанную воздушными потоками. Внизу, на территории хвостового полушария — множество огней, трассеров и сигнальных ракет.


Сцена № 72
Храм Нежной Смерти.
Утро.

Площадь на холме, покрытая бурым стекловидным материалом. Дорожка ведет через площадь к лестнице. Уступ лестницы украшен вазами и массивными колоннами. Многоуровневое здание наверху сверкает в оранжево-алых лучах солнца. Из двух чёрных чаш перед входом струится лёгкий дымок.
Процессия молодых людей и девушек в яркой одежде, с венками на шее, приближается к храму. Среди них — Шотшек. Обречённые на смерть явно одурманены, двигаются неловко и раскачиваются на ходу, распевая гимны.
Шотшек (поднимая голову и с трудом фокусируя взгляд на окружающих): Это где я? Уже не в больнице?
Процессия медленно приближается к ступеням. Провожающие останавливаются. Пары поднимаются по ступеням и стоят у входа, обернувшись назад и продолжая петь.
Шотшек: Кажись, моя же собственная наркота... Не, наша очистка лучше...
Девушка, стоящая в паре с Шотшеком, заглядывает ему в лицо: — Пой!
Шотшек: Чего? Нежная смерть... что, уже?!
Музыка разливается по площади. Открываются двери храма.
Шотшек: Я не хочу умирать! Вы идиоты! Смерть не меняет ничего... Я хочу попросить прощения у этой девчонки! Хочу всё исправить!
Идущие рядом подталкивают Шотшека к дверям. Он делает шаг назад, трясёт головой и вырывается:
— Я не хочу!


Сцена № 73
Штаб подполья.
Утро.

Вир Норин из неизвестного подвального помещения разговаривает по голографической видеосвязи с товарищами на звездолёте. С ним – Эвиза, стоящая в обнимку с Сю-Те, Цасор, другие девушки из барака, Гзер Бу-Ям со своей компанией, Таэль и Серые Ангелы.
Гриф Риф (побледневший и с окаменевшим лицом, глухо): Итак, все в сборе, кроме Эвизы.
Вир Норин: Пока звездолёт здесь, власть затаилась, но едва вы улетите, начнётся террор. Поэтому мы уходим в глубокое подполье. Но сопротивление уже ничто не сломит. Вот, посмотри, и это только начало!
Таэль приветствует землян и подносит к браслету снимок, на котором изображены Ген Ши и Ка Луф, сидящие мёртвыми в роскошных чёрных креслах, с искажёнными от ужаса лицами. Гарпунообразные ножи торчат из скрюченных тел.
Таэль: Как видите, Ген Ши и Ка Луф понесли заслуженную кару. Смертельно наказаны ещё двадцать главных виновников нападения.
Мента Кор: Чего вы этим добьётесь?
Глава Серых Ангелов: Это необходимо. Подолгу люди ждали воздаяния своим палачам, а века шли, накопляя зло и усиливая беспомощность.
2-ой Серый Ангел:  Когда бесславно начнут погибать тысячи змееносцев и их подручных – тогда высокое положение перестанет привлекать негодяев.
Олла Дез: Вы все должны взглянуть на это немедленно! (Переключает экран на передачу с Торманса).
На площади рядом с Храмом Нежной Смерти собралась толпа «кжи», в «лиловых» летят камни из мостовой. Слышны крики: «Нежная смерть — для владык и их приспешников!», «Конец Четырём!», «Бей лиловых!», «Чагаса — на мыло!» В первых рядax дерущихся мелькает лицо Шотшека.
Гзер Бу-Ям: Вот это номер!
Парни и девушки «кжи» показывают пальцами на экран: — Это наши ребята с фабрики, я их видела! — Шот Ка-Шек! — Конец Нежной Смерти! — Пусть они сами сдохнут! – Идём туда!
Гзер Бу-Ям: Наверное, ты не поймёшь меня, рыжая, но я должен быть там. Он был моим другом.
Эвиза: Я понимаю, и мы идём вместе!
Гзер Бу-Ям: Слишком опасно!
Эвиза: К опасности я подготовлена лучше, чем ты. Кроме того, многим потребуется медицинская помощь. (Подхватывает свой врачебный саквояж).
Таэль: А меня ты не зовёшь,  брат?
2-ой «Серый ангел» (пожимая руку Гзер Бу-Яму): Пришло время доказать, что это не только ваша борьба.
Глава «Серых ангелов»: Мы многому научились у Родис и вас всех, но пробил час действовать самим. Идём на помощь восставшим!
Все уходят вместе с Виром и Сю-Те. Камера переключается на звездолёт.
Соль Саин : Конечно, мы не можем остаться в стороне, когда разожгли здесь пламя революции.
Нея Холли: Иначе за что погибли наши товарищи?
Див Симбел: Мы знаем расположение баз «лиловых» и армии. Надо их уничтожить, пока они не подошли к столице (садится за пульт).
Мента Кор: Нужна помощь с двигателями? (Включает голографическую проекцию.)
Чеди Даан: Не забудьте о хвостовом полушарии, друзья! А моё место там, на площади!
Соль Саин: И моё! Пора опробовать собственную конструкцию.
Все смотрят на Рифта. Он с трудом улыбается. Прикрывает глаза и видит сына в школьном саду.
Гриф Рифт: Кажется, разногласий у нас нет. За дело, товарищи!
Соль Саин: Скоро встретимся!
Чеди Даан: На свободном Тормансе! (Выходит в обнимку с Саином).


Сцена № 74
Индия. Плоскогорье Реват (Земля).
Вечер.

Школьники сидят у костра, горящего в каменном углублении на площади перед памятником. Девушка индийского типа отнимает руку у соседа и вынимает из волос заколку, протягивая её вперёд на ладони. В свете луча появляется огромная голограмма. Показывается планета Торманс, голубой огонёк указывает место на поверхности, съёмка приближает и увеличивает изображение. Это бывшая столица. На месте гибели Родис вместо памятника Всемогущему Времени широко раскрывается полукруглое сооружение. Лестница ведёт на крутую арку, окружённую наверху открытой галереей. Оба конца площадки, прикрытые прозрачными зонтами держащихся в воздухе куполов, резко выдвигаются в небо.
Голограмма Учителя: Планета Тор-Ми-Осс, член Великого Кольца Миров.
Светловолосый парень: Значит, Час Быка на Тормансе кончился?
Алый туканец: Неужели это сделали вы, земляне?
Девушка с зеленовато-фиолетовой кожей: Нет! Обитатели Торманса сделали это сами!
Учитель: Жертвы олигархического режима даже не подозревали, что они жертвы, находящиеся в незримой тюрьме замкнутой планеты. Всякая неудача управления прямо или косвенно оплачивалась народными масами. И наконец стало ясно, что под новыми масками затаилась всё та же капиталистическая сущность угнетения, подавления, эксплуатации, умело прикрытая хорошо разработанными способами пропаганды.
Парень азиатского типа: Прибытие звездолёта послужило зарядом для восстания.
Девушка с косами: Родис и её спутники восстановили в тормансианах две гигантские общественные силы: веру в себя и доверие друг к другу!
Темноволосый парень: Ничего нет могущественнее, чем люди соединённые доверием. Вы видели, как они стали одним народом в конце?
Зеленокожий: Даже слабые люди закаляются в совместной борьбе и становятся способными на самопожертвование.
«Абориген»: Уничтожен ещё один остров инферно во вселенной. Спасены от ненужных мук миллиарды разумных существ!


ТИТРЫ НА ЧЁРНОМ ФОНЕ (СПИСОК АКТЁРОВ И ДРУГАЯ НЕОБХОДИМАЯ ИНФОРМАЦИЯ).

КОНЕЦ ФИЛЬМА. РЕВОЛЮЦИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.

В час быка - 5

Сцена № 22
INT – тронный зал.
Утро.


В креслах перед голографическим экраном, формируемым с помощью луча, выходящего из браслета на руке Фай Родис, сидят земляне, Чойо Чагас, Ян-Ях, остальные члены Совета Четырёх, другие высшие сановники, Таэль.
Камера переводится на экран, приближается к нему и переключается на демонстрируемые клипы.
Клип: космодромы, звездолеты, спутники и космические станции, каплевидные самолеты и движущиеся тротуары.
Клип: города-башни на холмах и города-пирамиды на уступах каньонов, отреставрированные старинные здания и памятники архитектуры, высокотехнологичные посёлки, состоящие из индивидуальных домов.
Клип: Советы Экономики, Звездоплавания, Чести и Права снаружи и внутри, просторные городские площади, лестницы и аллеи, заполненные людьми; ниши для уединения и уютные кафе в глубине парков; комплексы общественных зданий и музеев.
Клип: морской берег в тропической зоне. Массовое спортивное мероприятие на воде, активный отдых людей в водной и воздушной среде с применением как традиционных, так и высокотехнологичных средств передвижения и спортивного досуга. Атмосфера всеобщей радости, веселья, беззаботности.
Клип: школьные здания и детские праздники, сцены с Подвигов Геркулеса и Праздника Пламенных Чаш, виды санаториев и зон отдыха.
Клип: высокотехнологичные футуристичные подземные, подводные и космические производства.
Внезапно раздается крик.
Чойо Чагас (голос): Хватит! Довольно!
Переключение на гостевой зал. Фай Родис с недоумением смотрит на Чойо Чагаса (его лицо искажено злобой и ненавистью). Изображение исчезает, и вместо него становится виден рисунок гиганта, топчущего распластанных внизу рабов, выполненный на стене.
Зрители начинают расходиться. Жители Торманса вскакивают и очень поспешно удаляются. Фай остаётся в тронном зале.


Космодром, Земля

В час быка

Увидела вот это, полезла смотреть



Нашла сценарий от kosmist  https://yadi.sk/d/VGAThZPw2BcTJw

По-моему, это ужасно - особенно "боевые искусства".

Увлеклась, и начала писать свой собственный сценарий.
Это дело, конечно, требует времени. И сил.

Просьба просмотреть и поделиться впечатлениями. Скажите, стоит ли продолжать?

Collapse )

Глобальные изменения?

Не постигаю, отчего столько народу с цепи сорвалось и набросилось на несовершеннолетнюю Грету-тян ? Просто какой-то тест, лакмусовая бумажка на пещерность. Ах, она психически больная! - в какой-то момент "перестала есть и разговаривать". Ой-вей. Я считаю, ооооочень многим бы совсем не повредило хоть на время последовать примеру Греты :)))

На самом деле девочка высказывает совершенно тривиальные вещи. Те же самые тезисы звучали в 50-х и 60-х годах 20-го века, не говоря уже о временах позднейших, "Гринписе", "экологах" и борцах с загрязнением окружающей среды. Поскольку Грете 16, она пока еще многого не знает. Например того, что модель глобального потепления не верифицируется с помощью современных вычислительных мощностей, так же как и модель глобального похолодания. Слишком много неизвестных, как в метеорологии и океанологии, так и в глобальной геохимии. Не говоря уже о геофизике и динамике внутренних слоев земли, о которой известно непозволительно мало. Совсем недавно мы не знали даже о дрейфе континентов, который задает распределение масс суши и воды, меняя океанские, атмосферные течения, и климат в целом. Как все это сочетается с астрофизикой и солнечной активностью? Вряд ли в ближайшие десятилетия ученые ответят на этот вопрос, и создадут непротиворечивую теорию. Пока можно заключить, что средние значения температур земной поверхности несколько меняются (по-разному для разных регионов, то есть где-то в среднем может наблюдаться потепление, а где-то и сильное похолодание). Ничего удивительного здесь нет для любого, кто хоть раз пощупал заднюю поверхность холодильника или кондиционера. Сколько в развитом мире холодильников? А кондиционеров? Тепло, созданное работой по охлаждению, нагревает атмосферу даже без участия парниковых газов. 7.7 миллиардов едоков, желающих иметь холодильники, кондиционеры, отопление, пресную холодную и горячую воду, пластиковые упаковки и самолеты, автомобили и гольф-корты, яхты и интернет, вай-фай и акриловые ногти, становится непосильным бременем для природы. Точнее, для нынешней точки эквилибриума.

Однако, экосистемы действительно вымирают, ледники тают, и свалки занимают огромные пространства. Безусловно, надо что-то делать! Вопрос лишь в том, какими средствами и в чьих интересах? Какой результат мы стремимся получить на выходе: ефремовскую "Туманность Андромеды" с субконтинентальной Спиральной дорогой, минимумом радиоизлучений и скоростными полетами лишь в случаях крайней необходимости? Или же "Элизиум", когда правительство и элитка на Земле не живет - и пользуется благами цивилизации на орбитальных станциях, полностью отгородившись от масс? Общественный транспорт, добровольный аскетизм, сбережение и охрана природы, избавление от гонки за барахлом - или насильственная депопуляция, геноцид, голод и нищета, принудительный труд на олигархов? Просвещение и сотрудничество, Эра Общего Труда - или Железная Пята, закрепостившая всю планету и сохранившая привилегии лишь для узкого круга эксплуататоров?

Блеск и нищета Дар Ветра - 2

Итак, в тексте холодного и неумелого совкового писателя:

тантрический секс и безумная страсть


Когда-то наши предки в своих романах о будущем представляли нас полуживыми рахитиками с переразвитым черепом. Несмотря на миллионы зарезанных и замученных животных, они долго не понимали мозговой машины человека, потому что лезли с ножом туда, где нужны были тончайшие измерители молекулярных и атомных масштабов. Теперь мы знаем, что сильная деятельность разума требует могучего тела, полного жизненной энергии, но это же тело порождает сильные эмоции.
– И мы по-прежнему живем на цепи разума,
– согласилась Чара Нанди.
– Многое уже сделано, но все же интеллектуальная сторона у нас ушла вперед, а эмоциональная отстала… О ней надо позаботиться, чтобы не ей требовалась цепь разума, а подчас разуму – ее цепь. Мне это стало представляться таким важным, что я намерен написать книгу.

Найдите мне место в вашей, ибо любовь у нас только в совместном пути. Иначе это лишь физическая страсть, которая реализуется и проходит, исполнив свое назначение. Периоды ее бывают не часто, потому что требуют такого подъема чувств и напряжения сил, что для неравного партнера представляют смертельную опасность.


Collapse )

Радикальный феминизм

Разве я настолько древняя женщина, чтобы строить планы жизни в зависимости от дел мужчины, пусть избранного мной?
– Чара, дитя мое, не нужно. Я видела вас вместе и знаю, что вы для него… как и он для вас. Не судите его за то, что он не повидался с вами, что скрылся от вас. Поймите: каково человеку, такому же, как вы, прийти к вам, любимой,
– это так, Чара! – жалким, побежденным, подлежащим суду и изгнанию? К вам – одному из украшений Большого Мира!
– Я не о том, Эвда. Нужна ли я ему сейчас – усталому, надломленному?.. Я боюсь, у него может не хватить сил для большого душевного подъема, на этот раз не разума, а чувств… для такого творчества любви, на какое, мне кажется, способны мы оба… Тогда к нему придет вторая утрата веры в себя, а разлада с жизнью он не вынесет. И я думала, что мне сейчас лучше быть в пустыне Атакама.


утонченная, в том числе, эротическая культура

Цирцея – великолепный миф незапамятных времен, возникший еще от матриархальных божеств, о сексуальной магии богини в зависимости от уровня эротического устремления: или вниз – к свинству, или вверх – к богине. Он почти всегда истолковывался неправильно. Красота и желание женщин вызывают свинство лишь в психике тех, кто не поднялся в своих сексуальных чувствах выше животного. Женщины в прежние времена лишь очень редко понимали пути борьбы с сексуальной дикостью мужчины, и те, кто это знал, считались Цирцеями. Встреча с Цирцеей была пробным камнем для всякого мужчины, чтобы узнать, человек ли он в Эросе. Сексуальная магия действует лишь на низкий уровень восприятия Красоты и Эроса. Хотите попробовать? – предложила Родис и, неописуемо преобразившись, устремила на владыку взгляд широко открытых повелительных глаз, надменно изогнув свой царственно прямой стан.
Темная сила скрутила волю Чойо Чагаса, какая-то могучая пружина стала развиваться в нем, стесняя дыхание, стискивая челюсти и сводя мышцы неистовым желанием.

Да, жаль,
– погрустнела Эвиза, – мне хотелось показать им власть над желанием, не приводящую к утрате сексуальных ощущений, а наоборот, к высотам страсти. Насколько она ярче и сильнее, если не волочиться на ее поводке. Но что можно сделать, если у них, как говорила мне Чеди, всего одно слово для любви – для физического соединения, и еще десяток слов, считающихся бранью. И это о любви, для которой в языке Земли множество слов, не знаю сколько.
Более пятисот, – ответила не задумываясь Родис, – триста – отмечающих оттенки страсти, и около полутора тысяч – описывающих человеческую красоту.

Повинуясь монотонному напеву, Эвиза и Родис опустили руки, прижав их к бокам и отставив ладони. Медленно и согласованно они начали вращаться, диковато и повелительно глядя из-под насупленных бровей на зрителей. Они крутились, торжествующе поднимая руки. Посыпались удары таинственных инструментов, созвучные чему-то глубоко скрытому в сердцах мужчин Торманса. Эвиза и Фай замерли. Сжатые рты обеих женщин приоткрылись, показав идеальные зубы, их сияющие глаза смеялись победоносно. Они торжественно запели протяжный древний иранский гимн: «Хмельная и влюбленная, луной озарена, в шелках полурасстегнутых и с чашею вина… Лихой задор в глазах ее, тоска в изгибе губ!» Гром инструментов рассыпался дробно и насмешливо, заставив зрителей затаить дыхание. Неподвижные тела из черного и зеленого металла вновь ожили. Не сдвигаясь с места, они отвечали музыке переливами всех поразительно послушных и сильных мышц. Как вода под порывом ветра, оживали внезапно и мимолетно руки и плечи, живот и бедра. Эти короткие вспышки слились в один непрерывный поток, превративший тела Эвизы и Родис в нечто неуловимое и мучительно притягательное.
Музыка оборвалась.




дауншифтинг, депрессия, поиски, самоограничение

Этот громадный остров, окруженный теплым океаном, был природным раем. Рай в примитивных, религиозных представлениях человека – счастливое посмертное убежище, без забот и труда. И остров Забвения тоже был убежищем для тех, кого не увлекала уже напряженная деятельность Большого Мира, кому не хотелось работать наравне со всеми.
Припадая к лону Матери Земли в простой, монотонной деятельности древнего земледельца, рыболова или скотовода, они проводили здесь тихие годы.
Хотя человечество отдало своим слабым собратьям большой кусок плодородной, чудесной земли, примитивное хозяйство острова не могло обеспечить своему населению полностью застрахованную от голода жизнь, особенно в периоды неурожаев или иных неурядиц, столь обычных для слабых производительных сил. Поэтому Большой Мир постоянно отдавал часть своих запасов острову Забвения.

Шесть лет он выдерживал требовавшую неимоверного напряжения работу, для которой подбирались люди выдающихся способностей, отличавшиеся великолепной памятью и широтой, энциклопедичностью познаний. Когда со зловещим упорством стали повторяться приступы равнодушия к работе и жизни – одного из самых тяжелых заболеваний человека,
– Эвда Наль, знаменитый психиатр, исследовала его. Испытанный старый способ – музыка грустных аккордов в пронизанной успокоительными волнами комнате голубых снов – не помог. Осталось лишь переменить род деятельности и лечиться физическим трудом там, где нужна была еще повседневная и ежечасная мускульная работа. Его милый друг – историк Веда Конг – вчера предложила работать у нее раскопщиком. На археологических раскопках машины не могли проделывать все работы – конечный этап выполнялся человеческими руками. В добровольцах недостатка не было, но Веда обещала ему долгую поездку в область древних степей, в близости с природой.


волонтерство и менторство

Дар Ветер мог повидаться с сыном Грома Орма – председателя Совета Звездоплавания; Гром Орм избрал его наставником-ментором своего сына.
Мальчик вырос и с будущего года приступал к свершению двенадцати подвигов Геркулеса, а пока работал в Дозорной службе в болотах Западной Африки.

Сооружение было собрано силами добровольцев в невероятно короткий срок. Самым трудным оказалось строительство глубоких открытых траншей, вырезанных в неуступчивом камне горы без доставки сюда больших горных машин, но теперь и это миновало. Добровольцы, естественно ожидавшие в награду зрелища великого опыта, отправились подальше от установки и облюбовали для своих палаток пологий склон горы к северу от здания обсерватории.


экономическая и политическая борьба

После долгой экономической борьбы города окончательно уступили место звездным и спиралевидным системам поселков, между которыми были разбросаны центры исследования и информации, музеи и дома искусства, связанные в одну гармоническую сетку, покрывавшую наиболее удобные для обитания зоны умеренных субтропиков планеты.

И люди Земли с восхищением услышали голос, говоривший с приближавшегося звездолета.
«Тантра» высказывается против посылки экспедиции по положениям Хеба Ура. Голубые звезды действительно излучают такую массу энергии на единицу поверхности своих планет, что она достаточна для жизни из тяжелых соединений. Но любой живой организм – это фильтр и плотина энергии, противодействующая второму закону термодинамики или энтропии путем создания структуры, путем великого усложнения простых минеральных и газовых молекул. Такое усложнение может возникнуть только в процессе исторического развития огромной длительности – следовательно, при длительном постоянстве физических условий. Как раз постоянства условий нет на планетах высокотемпературных звезд, быстро разрушающих сложные соединения в порывах и вихрях мощнейших излучений. Там нет ничего длительно существующего, да и не может быть, несмотря на то, что минералы приобретают наиболее стойкое кристаллическое строение с кубической атомной решеткой.
По мнению «Тантры», Хеб Ур повторяет одностороннее суждение древних астрономов, не понявших динамики развития планет. Каждая планета теряет свои легкие вещества, уносящиеся в пространство и рассеивающиеся. Особенно сильная потеря легких элементов идет при сильном нагреве и лучевом давлении синих солнц.
«Тантра» приводила перечень примеров и кончала утверждением, что процесс «утяжеления» планет у голубых звезд не допускает образования жизненных форм.
Спутник 57 передал возражение ученых звездолета прямо в обсерваторию
Совета.

А Совет Экономики? Без него никто не может предпринимать ничего большого,
– осторожно возразил смутившийся, но нерастерявшийся Оль.
– Верно, потому что экономика – единственная реальная основа нашего существования.

Председатель улыбнулся бегло и лукаво, представив себе негодующие заявления, какие будут получены от молодежных групп информационным центром Совета Звездоплавания

Блеск и нищета Дар Ветра

Недавно прошедшая дискуссия о героях Ефремове и коммунизме меня изумила. Начнем с того, что высказывались в основном те, кто ничего не читал. Или давно забыл. Или одноклассники напели.
В общем, идеалам постомодернизма верны!


Начнем с того, что в мире Ефремова есть всё, и даже больше. Высокая мода с биохимическими, как минимум, модификациями тела:

Может быть, нам следует переменить и цвет глаз, сделать их непроницаемо черными, как у тормансиан? – спросила Эвиза.
Нет, зачем же? – возразила Родис. – Пусть они будут такие, как есть. Только сделаем их еще ярче. Это можно, Эвиза? Несколько лет назад были в моде «звездчатые» глаза.
При условии, что у меня будет четыре дня для серии химических стимуляций!
Четыре дня будет, сделайте всем нам лучистые глаза, напоминающие звезды, и пусть видят землянина издалека, в любой толпе!

Collapse )


Изменение генофонда

После того как ЗПЛ стали совершать рейсы на Эпсилон Тукана и обратно – протяженностью в сто восемьдесят парсеков – за семнадцать дней, на Земле, особенно среди молодежи, вспыхнула эпидемия влюбленности в красных людей.
Но оказалось, что браки между землянами и красными туканцами обречены на бесплодие: это принесло немало разочарований. Мощные биологические институты обеих планет сосредоточили свои усилия на преодолении неожиданного препятствия. Никто не сомневался, что трудная задача будет скоро разрешена и слияние двух человечеств, совершенно сходных, но разных по происхождению, станет полным, тем самым бесконечно увеличивая сроки существования человека Земли как вида.

ролевые игры, реконструкторство, туризм

Женщины Земли, прирожденные артистки, любили играть в перевоплощение. Меняя обличье, они перестраивали себя соответственно принятому образу. Во время пути на звездолете Олла Дез перевоплощалась в маркизу конца феодальной эры, Нея Холли становилась шальной девчонкой ЭРМ, а Тивиса Хенако – гейшей древней Японии.

Collapse )



Фитнесс и спорт, в том числе экстремальный

Чеди Даан увидела Рифта, склонившегося на перила галереи и уставившегося на серебристое зеркало бассейна для гимнастики. Заполненный преобразованным изотопом таллия, неядовитым и нелетучим, он служил для сложных упражнений в условиях нормального и повышенного тяготения.

Collapse )



Вегетарианство, веганство

Автоматические заводы искусственного мяса, молока, масла, растительного желтка, икры и сахара как будто не имели никакого отношения к полям, садам плодовых деревьев и стадам домашних животных. Плоские прозрачные чаши уловителей радиации для производства белка составляли лишь небольшую часть огромных подземных сооружений, в которых при неизменных температурах и давлениях циркулировали потоки аминокислот. Широкие башни заводов сахара таинственно, приглушенно шумели, будто эхо отдаленной грозы. Это колоссальное количество воздуха всасывалось в их приемники, осаждая лишнюю углекислоту, накопившуюся за тысячи лет неразумного хозяйничания. Наиболее красивыми были снежно-белые колоннады фабрик синтетического желтка, сверкавшие на опушках кедровых лесов. Только увидев технический размах пищевого производства, тормансиане поняли, почему на Земле мало молочного скота – коров и антилоп-канн – и совсем нет убойного, нет птицеферм и рыбных заводов.
Когда отпала необходимость убивать для еды, тогда человечество совершило последний шаг от необходимости к истинно человеческой свободе. Этого нельзя было сделать до тех пор, пока мы не научились из растительных белков создавать животные. Вместо коров – фабрика искусственного молока и мяса, – пояснял Гриф Рифт.
Почему же у нас нет этого до сих пор? – обычно спрашивали тормансиане.
Ваша биология, очевидно, занималась чем-то другим или была ущербной, была потеснена другими науками, менее важными для процветания человека. Положение, известное и в земной истории…
И вы пришли к заключению, что нельзя достигнуть истинной высоты культуры, убивая животных для еды?
Да!
Но ведь животные нужны и для научных опытов.
Нет! Ищите обходной путь, но не устраивайте пыток. Мир невообразимо сложен, и вы обязательно найдете много других дорог к раскрытию истины.

кокетство, флирт, соблазнение

Чеди увела инженера вниз. И хмурый повелитель звездолета невольно улыбнулся, глядя сверху вниз в разрумянившееся лицо Чеди. Они танцевали медленно и молча.

Позу? – остановилась Эвда Наль. – Вот вам «Дочь Гондваны»… – Она сбросила с плеч полотенце, высоко подняла согнутую правую руку, немного откинулась назад, встав вполоборота к Дар Ветру. Длинная нога слегка приподнялась, сделав маленький шаг, и, не закончив его, застыла, коснувшись пальцами земли. И тотчас ее гибкое тело словно расцвело.
Все остановились, не скрывая восхищения.
– Эвда, я не представлял себе!.. – воскликнул Дар Ветер. – Вы опасны, точно полуобнаженный клинок кинжала.
– Ветер, опять неудачные комплименты! – рассмеялась Веда. – Почему «полу», а не «совсем»?
– Он совершенно прав, – улыбнулась Эвда Наль, снова становясь прежней. – Именно не совсем. Наша новая знакомая, очаровательная Чара Нанди, – вот совсем обнаженный и сверкающий клинок, говоря эпическим языком Дар Ветра.
– Не могу поверить, чтобы кто-то сравнялся с вами! – раздался за камнем хрипловатый голос.
Эвда Наль первая увидела рыжие подстриженные волосы и бледные голубые глаза, смотревшие на нее с таким восторгом, какого ей еще не удавалось видеть на чьем-либо лице.
– Я Рен Боз! – застенчиво сказал рыжий человек, когда его невысокая узкоплечая фигура появилась из-за большого камня.

публичные обсуждения женщин и мужчин с полной объективацией

Интересно, какие глаза больше всего любили наши далекие предки во времена, когда еще не умели произвольно менять их цвет? – сказала Олла Дез. – Фай знает, например, вкусы ЭРМ.
Если говорить о вкусах этой эры, то они были очень изменчивы, неясны и необоснованны. Но почему-то в те времена красота требовалась преимущественно от женщин. Произведения литературы, фото, фильмы перечисляют женские достоинства и почти не говорят о мужских.
Неужели наши далекие сестры были такими постыдно неразборчивыми? – возмутилась Олла. – Наследство тысячелетий военного патриархата!
Изобилие столь интересующих вас повелителей, – улыбнулась Родис, – но вернемся к глазам. На первом месте находились мои – чисто-зеленые глаза, и это вполне естественно по биологическим законам здоровья и силы.
А кто из нас на втором месте?
Чеди. Синие или фиалковые, яркого оттенка. Дальше по нисходящей шли серые, потом карие и голубые. Очень редкими были, а потому и высоко ценились топазовые глаза, как у Эвизы, или золотистые, как у Оллы, но они считались зловещими, потому что походили на глаза хищных животных: кошек, тигров, орлов.
А для мужчин был какой-нибудь критерий? – спросила Эвиза.
Зеленых глаз у них, видимо, не было, да, судя по литературе, и синих тоже, – пожала плечами Родис. – Чаще всего упоминаются серые, как сталь, или голубые, как лед, – признак сильных, волевых натур, настоящих мужчин, подчиняющих себе других, всегда готовых пустить в ход кулаки или оружие.
По этому признаку следует бояться Гриф Рифта и Вир Норина, – рассмеялась Эвиза.
Но если Гриф Рифт действительно командир, то Вир Норин слишком мягок, даже для мужчины ЭВР, – возразила Олла Дез.

Collapse )



отношения и разговоры с бывшими

Collapse )



Чем больше узнаю вас, – шепнула Веда, – тем больше убеждаюсь, что Эрг Hoop не ошибся в выборе. Вы, как никто другой, подбодрите его в трудный час, обрадуете, сбережете…
Лишенные загара щеки Низы густо порозовели.
За завтраком на высокой, вибрирующей от ветра хрустальной террасе Веда часто встречала задумчивый и нежный взгляд девушки. Все четверо были молчаливы, как обычно люди перед долгой разлукой.
– Горько узнать таких людей и тут же расстаться с ними! – вдруг вскричал Дар Ветер.

Взываю к коллективному разуму!

Товарищи, как убрать эту дрянь? - андромеда, что ли? - которая вставляет рекламу и тормозит, - я из-за нее не могу открыть лЖ. Зеленый такой значок. Антивирус не помогает. Устала чистить.

Планета контрастов

Английским астрономам удалось зафиксировать сигнал с экзопланеты GJ 581d, принадлежащей звезде красному карлику Gliese 581, которая находится в созвездии Весов и удалена от Земли на расстояние около 22 световых лет. Это возвращает саму планету в разряд действительно существующих (а не ошибок в расчётах) и вновь поднимает вопрос о возможной её обитаемости.  
kontr_pl

Тем временем, на родной земле, в бывшей светской - хотя и неидеальной стране Ирак - дикари уничтожают памятники древнейших цивилизаций
150306100200_nimrud_624x351_afp

А это бывшая советская республика Украина, имевшая колоссальный международный авторитет как одна из стран-победительниц фашизма, место в списке стран-учредительниц ООН, средства доставки человека в космос и самые плодородные в мире черноземы:
kontr_sh

Такими темпами, когда к нам прилетят  астронавты с красного карлика, - они застанут одичавших йэху, вопящих по привычке аллахакбар или героямслава.
Пора четко осознать, что только марксизм, революционные идеи свободы, равенства и братства, общественная собственность и диктатура пролетариата могут остановить наступление новых темных веков.
Не наука и образование сами по себе, не прекраснодушный либерализм - мало ли сейчас научных открытий и либеральных свобод? - а немедленное экономическое переустройство общества.
Лично мы, коммунисты - и есть последняя надежда человечества, как бы это пафосно не звучало.