Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Управление и руководство у Ефремова

При пристальном наблюдении похоже, что ЕС и Китай движутся к разным формам социализма (как известно из "Манифеста", разновидностей социализма может быть много - и прогрессивных, и регрессивных).
КПК (Коммунистическая партия Китая) на последнем съезде официально признала современный Китай всего лишь развивающейся страной, а следующей целью - построение социализма. То есть, они не обольщаются материальным прогрессом, и признают, что даже первая фаза социализма в Китае еще не достигнута. Так и есть, учитывая наличие частной собственности и имущественное неравенство между гражданами.
ЕС - конгломерат неравномерно развитых стран с капиталистической или пост-социалистической экономикой, большинство из которых декларируют себя социальными государствами, то есть, обеспечивающими хотя бы некий уровень выживания для населения. Эта неравномерность развития как материального базиса так и надстройки, еще долго будет препятствовать формированию общеевропейского пространства и единого политического вектора.
На подходе - американский вариант социализма (смотрите и слушайте Берни Сандерса)!

Так что интерес к левой идеологии будет только расти (разумеется, не среди московских дизайнеров с бабушкиными квартирами или украинских национальных возрожденцев, эти безнадежны).

И. А. Ефремов интересен не только тем, что он - выдающийся ученый и замечательный писатель, но и тем, что он - один из немногих - непротиворечиво и последовательно описал коммунистическое общество и путь к нему. Коммунизм - это бесконечное развитие социума и каждого человека, ограниченное лишь необходимостью борьбы со стихийными силами природы. Не надо обольщаться: энтропия вселенной безжалостна и безразлична к возникшему разуму, и только рост научной и технической мощи человечества вместе с духовной закалкой каждого человека способны противостоять неумолимым физическим законам, используя их в интересах разумной цивилизации.

Итак, место действия: Эра Великого Кольца, обозначающая переход от обустройства Земли, воссоздания и научного планирования её ноосферы и биосферы, к межпланетным контактам и и обогащением знаниями нечеловеческих миров. Идет подготовка к первым визитам на Землю представителей иных цивилизаций "с недалеких звезд из Змееносца, Лебедя, Большой Медведицы и Райской Птицы." Позади столетия Эры Общего Труда (строительство социализма завершено, материальное изобилие и забота о благосостоянии, психическом здоровье и свободном развитии каждого человека стали элементарными основами жизнеустройства).

По Ефремову, научная  работа и художественное творчество - естественное призвание каждого. "Автоматизация производительных сил общества создала аналогичную [рефлексам нервной системы] рефлекторную систему управления в экономическом производстве и позволила множеству людей заниматься тем, что является основным делом человека - научными исследованиями. Мы получили от природы большой исследовательский мозг, хотя вначале он был предназначен только для поисков пищи и исследования её съедобности."

Один из главных героев книги - заведующий внешними станциями Великого Кольца, одного из важнейших научных центров нового мира. Мы встречаемся с Дар Ветром отнюдь не в разгаре его деятельности, а совсем наоборот -  выдающийся, известный всей планете человек уходит в отставку и вводит своего преемника в курс дел. У него депрессия, вызванная стрессом шестилетнего пребывания в должности. "Когда со зловещим упорством стали повторяться приступы равнодушия к работе и жизни - одного из самых тяжелых заболеваний человека - Эвда Наль, знаменитый психиатр, исследовала его... Оставалось лишь переменить род деятельности и лечиться физическим трудом..." Даже не стану разбирать эти две строки: из них мы больше узнаём о мире "Туманности Андромеды", чем из сотни критических статей.
Преемник  - Мвен Мас - молодой талантливый организатор, не устоявший перед соблазном осуществить свою мечту о победе над временем и пространством. В первый же рабочий день в роли главы Совета Звездоплавания Земли, во время внеочередного сеанса космических передач, он открывает новый прекрасный мир, влекущий землянина не только абстрактными преспективами обмена информацией, но и мощным эмоциональным зарядом. "Впервые за восемьсот лет... из глубин вселенной появилась планета с братьями не только по разуму, но и по телу." Уже знакомый и почти привычный Заф Фтет с 61 Лебедя, планеты оранжевого и алого солнц, "серокожий человек с круглыми как у совы глазами, обведенными кольцами серебристого пуха" - и юная краснокожая женщина, отличающаяся от землянки только отточенной, ослепительной красотой лица и тела.
Мвен находит гениального ученого Рен Боза, которому для проверки его безумных идей нужен только эксперимент космического масштаба. Но зря, что ли, он теперь начальник, и в его руках запасы всей земной энергии и аппаратура внешних станций? Для очистки совести друзья спрашивают совета у Ветра, который теперь работает в археологической экспедиции. Он не проводил бы опыта, дожидаясь постройки опытной установки на Луне. Поле тяготения меньше, соответственно меньше масштаб эксперимента и меньше риск - но сотня лет, необходимая для завершения проекта, не позволит никому из них увидеть результат!
Без разрешения, без всепланетного обсуждения, с риском для добровольных участников, зная об аналогичных прецедентах с гибелью людей - Мвен Мас все равно ставит опыт. Дальнейшее известно, надеюсь, всем, кто читал "ТА". Рен Боз искалечен, установка и околоземные спутники разрушены (Дар Ветру их потом восстанавливать), но хоть опыт удаётся. Наука делает огромный скачок вперед. Виновника судят.



"Мы решаем проблемы использования производительных сил в крупном масштабе, отбросив мелкоутилитарные, приспособленческие тенденции старой экономики. Однако и до сих пор иногда люди не понимают момента удачи, потому что забывают о непреложности законов развития. Им кажется, что строение должно подниматься без конца. Мудрость руководителя заключается в том, чтобы своевременно осознать высшую для настоящего момента ступень, остановиться и подождать или изменить путь. Таким руководителем на своем очень ответственном посту не смог быть Мвен Мас. Выбор Совета оказался ошибочным. Совет подлежит в этом ответственности наравне со своим избранником."
Строится лунная станция для подготовки будущих исследований, а Совет Звездоплавания отдает приоритет другому проекту создания форпоста человечества в дальнем космосе:
"Планеты-близнецы циркониевой звезды очень похожи на нашу. Они непригодны или трудно освояемы для обитателей открывшей их цивилизации... Достигув этих планет, мы выдвинемся далеко в космос, и не... на маленьком мирке искусственного сооружения, а на крепкой базе...для организации удобной жизни."

Второй герой книги - Эрг Ноор, капитан звездолета "Тантра" и начальник космической экспедиции. "Там, на Земле уже давно не осталось столь единоличной ответственности - всегда принимает решение та группа людей, что и призвана выполнять работу. А если случается что-нибудь особенное, мгновенно можно получить любой совет, самую сложную консультацию. Здесь советов получать негде, и командиры звездолетов пользуются особыми правами. Было бы легче, если бы такая ответственность длилась два-три года, а не десять-пятнадцать лет - средний срок звездной экспедиции!"
Эрг Ноор вытаскивает тридцать седьмую звездную из самого тяжелого положения, в которое только попадали земные корабли, не потеряв ни одного члена экипажа. В коме только женщина, которую он полюбил за годы совместной работы. Захваченная притяжением "железной звезды" экспедиция пытается одновременно исследовать судьбу второго земного звездолета, найденный на планете загадочный спиралодиск, и переправить на "Тантру" топливо с "Паруса" - неординарная инженерная задача в условиях повышенной гравитации и появления опасных форм жизни. В последний момент Ноор отказывается от продолжения попыток вскрыть чужой корабль.
".. мы не можем задерживаться более на этой планете. Здесь надо вести исследование в танках высшей защиты, а мы только погубим экспедицию."

И наконец Веда Конг - историк, подруга сначала Эрга Ноора, потом Ветра. Она тоже руководит экспедицией, обнаружившей хранилище знаний и объектов древней (то есть, нашей) цивилизации. Горные породы нестабильны, и в процессе проникновения в последнюю пещеру происходит обвал. К счастью, все археологи успевают выбраться. Что за бронированной дверью: бесполезное теперь оружие или сокровища искусства? Можно ли выбрать породу и укрепить свод? Вывод - нецелесообразно.
" - Мы оба - товарищи по несчастью. Могу вас уверить, что еще не раз будем ударяться о стальные двери..."

"Золото родине - будет!
Но это всего лишь металл,
Главное золото - люди,
Те, кто его добывал."
(Олег Митяев)

Самое трогательное здесь

Спасение Истинных Демократических Ценностей:


Это выводят под белы руки народного избранника в таком скафандре, на случай химической атаки.


А это спасли ящики с бюллетенями. Теперь трампистам ни за что не удадутся их коварные замыслы. Подсчет будет закончен!

(Как тут не вспомнить "пятнадцать человек на сундук мертвеца" - йо-хо-хо!)

В час быка - 19

Сцена № 61
Главная больница города.
День.

Эвиза оперирует Чеди под прозрачным силиколловым колпаком, ей ассистирует Вир Норин. Разрезав повреждённые участки, склеив кости и подсоединив кровеносные и лимфо-сосуды к пульсирующему аппарату, она даёт указания пепельно-голубому роботу Чеди:
— Раствор скоростной регенерации!
Вир подключает многоцилиндровый аппарат с системой трубок, концами закрепленных в колпаке. Эвиза Танет, отдыхая, вытягивается на твёрдом диванчике, слегка облокотясь на левую руку и закинув за голову согнутую правую. Вир Норин крепко пожимает локоть Эвизы, выступивший из-под густых, круто вьющихся волос её затылка.
Вир Норин: Я пойду. Держим связь!
Эвиза Танет: Погодите, Вир, мы так и не поговорили. У вас должно быть столько впечатлений от города! И... что вы скажете обо мне и Гэне?
Вир Норин: В каком смысле?
Эвиза Танет: Ведь если б я была снисходительнее к нему, он бы не отправился в экспедицию, и остался жив...
Вир Норин (возвращаясь и садясь на пол напротив Эвизы): Если вы не любили Гэна, в чём же ваша вина?
Эвиза Танет: Должно быть, в этом проклятом мире  всё воспринимается по-другому.
Вир Норин: Всегда с нами будет сила Земли, нашего прекрасного дома. И наша дружба. И мечта о любви...
Эвиза Танет: Спасибо. Вир, мне было нужно это напоминание. Особенно здесь, где словно все сговорились вредить друг другу без всяких причин. Каждый день происходит что-нибудь ужасное. Думайте обо мне что хотите, но я не хотела бы и лишнего часа остаться на Тормансе!
Вир посылает ей воздушный поцелуй и уходит. Эвиза опускает голову и засыпает.
В палату входит человек в измятом халате посетителя, с забинтованным лицом. Эвиза бросается ему на шею.
— Родис!
Фай Родис: Я пришла сменить вас. (Проводит пальцами по запавшей щеке Эвизы.)
Эвиза Танет: Не сейчас. Отойдёт нервное напряжение, и я буду спокойна.
Фай:  Я отведу. Ложитесь!
Родис массирует плечи и шею Эвизы, нажимая на определённые точки и напевая мантры.


Collapse )

Родимые пятна

Прочитала наконец  "Ковчег 47 Либра" Штерна.

Вот собирается ветер на круги своя, и разметает всякую нечисть пра ведьму, кастрированного дракона, невесту-из-урюпинска и трехголового прынца тяжелой судьбы.
И люди пишут строго научную фантастику с милой такой гуманитарной составляющей: котики, щенки, детишки, щенки, воспитывающие детишек, распространение разумной жизни во Вселенной..

Не все благополучно на Земле. Человечество почему-то тупеет, не хочет никаких перемен, называет свой образ жизни "гомеостазом", и только отважные ученые назойливо тянут его за волосы к высоким целям. Вот, например, рассеять земную биосферу и генетический материал по стерильным планетам земного типа. Вдруг на этот раз лучше получится? И вообще, как можно больше разумных существ должны увидеть и осознать этот прекрасный мир.

Collapse )

Дело Ленина живет!

Посетила наш локальный марксистский клуб (это все в рамках DSA - американских демократических социалистов). Обсуждали утопический и научный социализм, современный Китай и КНДР,  Берни Сандерса, медицинскую систему в США и БОД (большинство категорически против).
Я им рассказала, как в СССР выбросили диктатуру пролетариата из Конституции 77-го года. Никто почему-то этого не знал. Народ путал событие с другим, когда при Горбачеве убрали руководящую роль КПСС. Вообще, люди исключительно хорошо подкованы. Молодой парнишка с выбеленными волосами и десятком колец в ушах уже съездил на Кубу, чтобы проверить свои гипотезы и впечатления, другие посещали Китай, Европу и СССР. Однако, по их словам, мой опыт как бывшей советской гражданки и наблюдателя всего нашего упадка, для них бесценен. Я внесла свой вклад в дискуссию, в частности сказала, что если утопические представления - это дизайн, то научный коммунизм - это план и инструменты его осуществления. Главная наша задача сейчас - скомбинировать хорошие черты американской низовой демократии, очищенного от ошибок опыта СССР, Кубы и других стран, последние технологические достижения - и создать экономику нового типа, превосходящую капиталистическую. IT снабдила нас возможностями для электронного голосования, обратной связи. и т. д. Вроде общие места, но прошло на ура.
Паре человек я потом рассказала о ББ, все передают привет редколлегии!

И чтобы 2 раза не вставать:
https://www.instagram.com/p/B4as-kJH18m/

Реальная опасность

По-моему, основной угрозой для будущего человечества является не только и не столько глобальное потепление, по поводу которого до сих пор нет консенсуса, сколько бесконтрольное размножение и деградация биосферы под грузом перенаселения и загрязнения окружающей среды.
Планета не выдержит 10 миллиардов человек, стандарты потребления которых все повышаются. Большинство этого населения, конечно, поколениями живет в грязи и нищете, воюет за ресурсы и вымирает от голода. Но ведь они еще и выжигают джунгли, уничтожают последние популяции диких животных, вообще потребляют воду, продукты, пластик...
Единственной страной, сознательно принявшей программу сокращения населения, был Китай - и я еще помню, сколько возмущения вылилось на КПК: ах, бесчеловечная диктатура, неотъемлемые права, вся эта чушь. Какие неотъемлемые права? Тупо размножаться, не думая о будущем?

- ... Вся ваша планета покрыта кладбищами, - десятки миллионов жертв невежества и упорства. - горько сказала Фай Родис. -  Обычная расплата за цивилизацию,лишенную мудрости. Допустить слепое переполнение экологической ниши, как у любого вида животных? Печальный и позорный результат для гомо сапиенс - человека мудрого.

Ефремову, геологу и палеонтологу, вполне ясно из изучения геологической летописи и предыдущих вымираний, что жалеть в данном случае стоит не природу, а именно гомо сапиенса. Природа что, она восстановит экологическое равновесие рано или поздно. Одни пищевые цепочки прервутся, другие возникнут, одни виды вымрут, другие приспособятся и займут пустующие ниши. Отложения отложатся, метаморфические породы образуются, новые ландшафты создадутся. А вот нам и нашим современникам - кранты.
Это - обвинение капитализму, тупому стремлению расширять рынки и увеличивать прибыль любой ценой, отсутствию планового научного преображения природы, сбережения ресурсов, просвещения и контроля.


Блеск и нищета Дар Ветра

Недавно прошедшая дискуссия о героях Ефремове и коммунизме меня изумила. Начнем с того, что высказывались в основном те, кто ничего не читал. Или давно забыл. Или одноклассники напели.
В общем, идеалам постомодернизма верны!


Начнем с того, что в мире Ефремова есть всё, и даже больше. Высокая мода с биохимическими, как минимум, модификациями тела:

Может быть, нам следует переменить и цвет глаз, сделать их непроницаемо черными, как у тормансиан? – спросила Эвиза.
Нет, зачем же? – возразила Родис. – Пусть они будут такие, как есть. Только сделаем их еще ярче. Это можно, Эвиза? Несколько лет назад были в моде «звездчатые» глаза.
При условии, что у меня будет четыре дня для серии химических стимуляций!
Четыре дня будет, сделайте всем нам лучистые глаза, напоминающие звезды, и пусть видят землянина издалека, в любой толпе!

Collapse )


Изменение генофонда

После того как ЗПЛ стали совершать рейсы на Эпсилон Тукана и обратно – протяженностью в сто восемьдесят парсеков – за семнадцать дней, на Земле, особенно среди молодежи, вспыхнула эпидемия влюбленности в красных людей.
Но оказалось, что браки между землянами и красными туканцами обречены на бесплодие: это принесло немало разочарований. Мощные биологические институты обеих планет сосредоточили свои усилия на преодолении неожиданного препятствия. Никто не сомневался, что трудная задача будет скоро разрешена и слияние двух человечеств, совершенно сходных, но разных по происхождению, станет полным, тем самым бесконечно увеличивая сроки существования человека Земли как вида.

ролевые игры, реконструкторство, туризм

Женщины Земли, прирожденные артистки, любили играть в перевоплощение. Меняя обличье, они перестраивали себя соответственно принятому образу. Во время пути на звездолете Олла Дез перевоплощалась в маркизу конца феодальной эры, Нея Холли становилась шальной девчонкой ЭРМ, а Тивиса Хенако – гейшей древней Японии.

Collapse )



Фитнесс и спорт, в том числе экстремальный

Чеди Даан увидела Рифта, склонившегося на перила галереи и уставившегося на серебристое зеркало бассейна для гимнастики. Заполненный преобразованным изотопом таллия, неядовитым и нелетучим, он служил для сложных упражнений в условиях нормального и повышенного тяготения.

Collapse )



Вегетарианство, веганство

Автоматические заводы искусственного мяса, молока, масла, растительного желтка, икры и сахара как будто не имели никакого отношения к полям, садам плодовых деревьев и стадам домашних животных. Плоские прозрачные чаши уловителей радиации для производства белка составляли лишь небольшую часть огромных подземных сооружений, в которых при неизменных температурах и давлениях циркулировали потоки аминокислот. Широкие башни заводов сахара таинственно, приглушенно шумели, будто эхо отдаленной грозы. Это колоссальное количество воздуха всасывалось в их приемники, осаждая лишнюю углекислоту, накопившуюся за тысячи лет неразумного хозяйничания. Наиболее красивыми были снежно-белые колоннады фабрик синтетического желтка, сверкавшие на опушках кедровых лесов. Только увидев технический размах пищевого производства, тормансиане поняли, почему на Земле мало молочного скота – коров и антилоп-канн – и совсем нет убойного, нет птицеферм и рыбных заводов.
Когда отпала необходимость убивать для еды, тогда человечество совершило последний шаг от необходимости к истинно человеческой свободе. Этого нельзя было сделать до тех пор, пока мы не научились из растительных белков создавать животные. Вместо коров – фабрика искусственного молока и мяса, – пояснял Гриф Рифт.
Почему же у нас нет этого до сих пор? – обычно спрашивали тормансиане.
Ваша биология, очевидно, занималась чем-то другим или была ущербной, была потеснена другими науками, менее важными для процветания человека. Положение, известное и в земной истории…
И вы пришли к заключению, что нельзя достигнуть истинной высоты культуры, убивая животных для еды?
Да!
Но ведь животные нужны и для научных опытов.
Нет! Ищите обходной путь, но не устраивайте пыток. Мир невообразимо сложен, и вы обязательно найдете много других дорог к раскрытию истины.

кокетство, флирт, соблазнение

Чеди увела инженера вниз. И хмурый повелитель звездолета невольно улыбнулся, глядя сверху вниз в разрумянившееся лицо Чеди. Они танцевали медленно и молча.

Позу? – остановилась Эвда Наль. – Вот вам «Дочь Гондваны»… – Она сбросила с плеч полотенце, высоко подняла согнутую правую руку, немного откинулась назад, встав вполоборота к Дар Ветру. Длинная нога слегка приподнялась, сделав маленький шаг, и, не закончив его, застыла, коснувшись пальцами земли. И тотчас ее гибкое тело словно расцвело.
Все остановились, не скрывая восхищения.
– Эвда, я не представлял себе!.. – воскликнул Дар Ветер. – Вы опасны, точно полуобнаженный клинок кинжала.
– Ветер, опять неудачные комплименты! – рассмеялась Веда. – Почему «полу», а не «совсем»?
– Он совершенно прав, – улыбнулась Эвда Наль, снова становясь прежней. – Именно не совсем. Наша новая знакомая, очаровательная Чара Нанди, – вот совсем обнаженный и сверкающий клинок, говоря эпическим языком Дар Ветра.
– Не могу поверить, чтобы кто-то сравнялся с вами! – раздался за камнем хрипловатый голос.
Эвда Наль первая увидела рыжие подстриженные волосы и бледные голубые глаза, смотревшие на нее с таким восторгом, какого ей еще не удавалось видеть на чьем-либо лице.
– Я Рен Боз! – застенчиво сказал рыжий человек, когда его невысокая узкоплечая фигура появилась из-за большого камня.

публичные обсуждения женщин и мужчин с полной объективацией

Интересно, какие глаза больше всего любили наши далекие предки во времена, когда еще не умели произвольно менять их цвет? – сказала Олла Дез. – Фай знает, например, вкусы ЭРМ.
Если говорить о вкусах этой эры, то они были очень изменчивы, неясны и необоснованны. Но почему-то в те времена красота требовалась преимущественно от женщин. Произведения литературы, фото, фильмы перечисляют женские достоинства и почти не говорят о мужских.
Неужели наши далекие сестры были такими постыдно неразборчивыми? – возмутилась Олла. – Наследство тысячелетий военного патриархата!
Изобилие столь интересующих вас повелителей, – улыбнулась Родис, – но вернемся к глазам. На первом месте находились мои – чисто-зеленые глаза, и это вполне естественно по биологическим законам здоровья и силы.
А кто из нас на втором месте?
Чеди. Синие или фиалковые, яркого оттенка. Дальше по нисходящей шли серые, потом карие и голубые. Очень редкими были, а потому и высоко ценились топазовые глаза, как у Эвизы, или золотистые, как у Оллы, но они считались зловещими, потому что походили на глаза хищных животных: кошек, тигров, орлов.
А для мужчин был какой-нибудь критерий? – спросила Эвиза.
Зеленых глаз у них, видимо, не было, да, судя по литературе, и синих тоже, – пожала плечами Родис. – Чаще всего упоминаются серые, как сталь, или голубые, как лед, – признак сильных, волевых натур, настоящих мужчин, подчиняющих себе других, всегда готовых пустить в ход кулаки или оружие.
По этому признаку следует бояться Гриф Рифта и Вир Норина, – рассмеялась Эвиза.
Но если Гриф Рифт действительно командир, то Вир Норин слишком мягок, даже для мужчины ЭВР, – возразила Олла Дез.

Collapse )



отношения и разговоры с бывшими

Collapse )



Чем больше узнаю вас, – шепнула Веда, – тем больше убеждаюсь, что Эрг Hoop не ошибся в выборе. Вы, как никто другой, подбодрите его в трудный час, обрадуете, сбережете…
Лишенные загара щеки Низы густо порозовели.
За завтраком на высокой, вибрирующей от ветра хрустальной террасе Веда часто встречала задумчивый и нежный взгляд девушки. Все четверо были молчаливы, как обычно люди перед долгой разлукой.
– Горько узнать таких людей и тут же расстаться с ними! – вдруг вскричал Дар Ветер.

Здесь и сейчас

Коллективный разум, помоги!

Ранее тов. Куздра, который как положено всякому анахорету, имеет кучу собственности, - меня упрекнул за недостаточное стремление его раскулачить.

Товарищи, я велосипед изобретать не собираюсь. Тем более, что в экономике не просто плаваю, а ныряю.
Наверняка же есть наработки по экономике переходного периода (переходного от капитализма к социализму, разумеется).

Лично я по темноте своей предполагаю, что поначалу, до создания и отладки системы общественного воспитания, можно повлиять на собственников с помощью налоговой политики. Если житель средиземья против того, чтобы безвозмездно одолжить свою норку у пляжа хоть на пару недель рахитичным оркам, и прокатиться по обмену в Уренгой, - пусть доплатит за пользование. И всё такое.
Разумеется, основная задача коммунистической экономики - это повышенная, по сравнению с дремучим капитализмом, эффективность удовлетворения потребностей трудящихся.
Если мы построим сеть суперавтоматизированных коттеджей на каждом побережье, научно рассчитаем их вместимость и посещаемость - немногие останутся вкладываться в устаревший дедовский домишко. Когда на стоянке тебя круглосуточно ждут круизные суперфлаеры - какой смысл обхаживать старинную машинку? Нет, конечно, любители старины и реконструкторы найдутся. Но и это занятие в одиночку бессмысленно, гораздо круче клуб создать.



Потом, наверное, будет нечто вроде социального индекса, который пытаются сейчас внедрить китайцы - и о котором прямым текстом заявляли Стругацкие еще в "Парне из преисподней". Волонтерство, добрые дела, научные прорывы, очищение ноосферы.
Разумеется, при гарантированном высоком минимуме потребления.

Главное, с этим не затянуть. Не пропустить соответствующий момент по классикам, когда "изобилие так и не стало средством".

Какие мысли у кого?